24 декабря 2020, 16:31 Версия для печати

Ведущий Константин Гришенков: Здравствуйте! Мы начинаем большую пресс-конференцию губернатора Челябинской области Алексея Текслера «Итоги 2020 года».

Ведущая Анастасия Плотникова: До конца 2020 года осталась ровно неделя. Каким был уходящий год для жителей Челябинской области? Чему научил нас? Что принес, а что так и не дал осуществить? Эти и другие вопросы прямо сейчас зададим губернатору Челябинской области Алексею Текслеру. Алексей Леонидович, здравствуйте.
Губернатор Алексей Текслер: Здравствуйте.

Ведущий Константин Гришенков: Сейчас мы находимся в здании областного правительства. Пандемия не позволила нам собраться с журналистским сообществом лично, но современные технологии позволяют нам быть вместе онлайн. Трансляция ведется на сайте и телеканале ОТВ, в официальных сообществах областного правительства в социальных сетях, а также на страничке губернатора во «Вконтакте».

Ведущая Анастасия Плотникова: С нами на связи журналисты около 50 средств массовой информации. К нам подключаются коллеги из Челябинска, Магнитогорска, Миасса, Карабаша и других городов Челябинской области.

Ведущий Константин Гришенков: Также свои вопросы могли прислать все желающие. Для этого работала специальная электронная почта и телеграм-бот.

Ведущая Анастасия Плотникова: Алексей Леонидович, прежде чем мы начнем общение с нашими коллегами, хотелось бы пробежаться по самой свежей повестке. Вы недавно вернулись с заседания Государственного совета. Две, пожалуй, наиболее резонансные темы, озвученные Президентом РФ, – это удвоенные выплаты медикам за работу в праздники и выходной 31 декабря. Прокомментируйте, пожалуйста, эти темы.

Губернатор Алексей Текслер: Действительно, я хочу начать с того, что по предложению Президента РФ и «Единой России» сегодня я подписал документ, объявление о том, чтобы в Челябинской области 31 декабря сделать праздничным, выходным днем. Так что наши жители вместе со всей со страной (я уверен, вся страна поддержит предложение президента) смогут спокойно провести предновогодний день в домашней обстановке, подготовиться и встретить Новый Год. Что касается выплат медикам, то действительно, вы знаете, обычная ситуация, когда все работники, работающие в выходные и праздники, получают оплату в двойном размере. Но те дополнительные выплаты, которые идут через Фонд социального страхования, это не часть трудовых отношений. Они действительно были предусмотрены в однократном размере. Президент вчера решение принял, чтобы удвоить эти выплаты, и мы обязательно это сделаем в нашем регионе.

Ведущий Константин Гришенков: Алексей Леонидович, отрадно начинать с таких новостей, но давайте перейдем к новостям, которые в этом году стали традиционными. Естественно, это обстановка по коронавирусу. Как Вы оцениваете текущую ситуацию?

Губернатор Алексей Текслер: Ситуацию можно оценить как стабильную, действительно, мы в последнее время наблюдаем прирост заболевших в пределах 300-315 человек в сутки. Понятно, что мы анализируем не только эти цифры, мы анализируем общую ситуацию: количество госпитализаций, пневмоний, количество звонков в скорую, неотложную помощь. По этим показателям можно сказать, что ситуация достаточно стабильная. Если говорить про госпитализации, то мы видим, что количество госпитализаций опустилось до пиковых значений октября – ноября. Опять же такая тенденция, что в основном болезнь протекает в более легкой форме, что позволяет на амбулаторном этапе, фактически дома, лечить наших жителей. Мы развернули бесплатную выдачу лекарств в амбулаторном звене. Это очень важно. Мы это начали месяц назад, сейчас создали запас, чтобы не было проблем в праздничные дни. Так что в целом, если говорить про медицину, то медицина точно справляется. Более того, мы уже перешагнули за резерв 20-процентного коечного фонда, и сегодня уже обсуждаем вопрос о том, чтобы в некоторых наших территориях вернуть ковидные госпитали в плановый формат. Речь идет о Еткуле, Сосновском районе, Локомотивном. Так что мы движемся в сторону возврата к плановой медицине. Сегодняшняя ситуация это позволяет делать. И, конечно же, вакцинация тоже важное направление. Мы уже получили 3700 доз вакцины, пока вакцинируем группы риска – это медики, педагоги, полицейские, социальные работники, волонтеры. Рассчитываем, что количества вакцины, которое мы получим в следующем году, будет достаточно, чтобы перейти к общей вакцинации наших жителей.

Ведущая Анастасия Плотникова: Алексей Леонидович, думаю, Вы согласитесь, главной темой уходящего года была пандемия коронавирусной инфекции, по упоминаемости на втором месте слово «меры»: санитарные меры, ограничительные меры, меры поддержки. У меня два вопроса. Какие ограничительные меры действуют сегодня, будут ли они ужесточаться в будущем? И какие меры поддержки в этом году проводил регион, и будут ли оны продлены на 2021 год?

Губернатор Алексей Текслер: Вы правы, слово «меры» звучало и звучит достаточно активно. Мы активно помогали и помогаем и бизнесу, который попал в непростую ситуацию, потому что при ограничениях, которые вводились в апреле, мае, такая помощь пострадавшим отраслям, особенно малому бизнесу, была необходима. Очень важно, это моя глубокая убежденность, что основной мерой, которая у нас была, это все-таки разумный подход к ограничениям. В первый локдаун, или карантин, который был по весне, мы не остановили промышленность. Это очень важно. Многие регионы это сделали, остановили промышленность, стройку и так далее. У нас все наши базовые отрасли, предприятия функционировали. Они были в том числе этим «фильтром» по борьбе с коронавирусом, который положительно повлиял на ситуацию. Потому что, если бы люди сидели дома, еще бы не факт, что было бы лучше. Проходной контроль на предприятиях, сопровождение на предприятиях, все повышенные меры, которые мы обсуждали, меры Роспотребнадзора, это очень важно. Конечно, ряд отраслей (а это решение принимали на федеральном уровне) пострадали, мы о них знаем. Для таких предприятий и вводились различные меры поддержки и федерального уровня, которые мы реализовывали здесь, и наши меры. Я могу сказать, что порядка 35 млрд рублей государство направило на поддержку бизнеса. Мы сохранили минимум 170 тыс. рабочих мест благодаря этой поддержке. Можно вспомнить и кредиты под нулевую ставку под сохранение занятости, кредиты под 2% годовых с последующим списанием, опять же при сохранении занятости, гранты в размере МРОТа для малого бизнеса на компенсацию выплат заработных плат. То, что мы сделали в регионе, это ввели льготы по упрощенной системе налогообложения, обнулили патенты  до одного рубля: те, кто на патентах, работают по нулевой ставке платежей. И ряд других мер, которые позволили нам в общем и целом достойно поддержать наш бизнес. Есть такой показатель – уровень закрытости экономики. Если на пике в целом по стране он достигал 30%, то у нас максимум был 12%, сейчас – 0,1%. А по стране – 0,4%.

По сути, у нас из тех ограничений, которые есть, это развлечения. Сектор развлечений страдает. Причем, если мы говорим о государственной сфере, которая представлена в этом секторе, то все наши учреждения работают так или иначе, получают заработную плату. У нас в культуре, и в целом в этом секторе, количество вакансий резко сократилось. Вакансий всегда было много, а те, кто работал на вольных хлебах, вернулись или пришли в госсектор. Мы это поддерживаем, я считаю, что государство активно включилось в помощь пострадавшим отраслям, бизнесу. 

Что касается следующего года, то самая большая мера, на которую мы пошли, мы провели уточняющую кадастровую оценку земель в регионе, по сути, снизили оценку на 30%, на такой же объем снизится плата за землю. Это как раз существенная мера поддержки для бизнеса, на которую мы пошли,  рассчитывая на восстановление экономики. Мы также на более низких уровнях оставляем платежи по упрощенной системе налогообложения. Мы расширили сферу деятельности по патентной системе. Для тех, кто работал на ЕНВД (со следующего года он закрывается), мы расширили перечень патентной системы. Будем помогать бизнесу. Мы помогали не только бизнесу, но и нашим жителям. То, что сделало государство в этом году,  поддержка жителей с детьми – это, конечно, беспрецедентные меры. Это и разовые единовременные выплаты (по 10 и по 5 тыс. рублей), пособия на детей через центр занятости (тем родителям, которые потеряли работу), мы увеличили материнский капитал региональный – масса мер поддержки, которые реализовало государство в этом году. Появились новые выплаты детям от 3 до 7 лет, которых раньше не было. Это помогло поддержать семьи, у которых есть дети. Этим мы можем гордиться. У нас социальное государство, это очень важно.

Ведущий Константин Гришенков: Спасибо, Алексей Леонидович, а мы передаем виртуальный микрофон коллегам из «Коммерсанта», Артур Якушко, Вам слово.

Артур Якушко, газета «Коммерсант»: Добрый день, Алексей Леонидович, у меня уточняющий вопрос по поддержке бизнеса: возможна ли на региональном уровне дополнительная поддержка предприятий общепита и развлекательного сектора, которые сегодня теряют столь важный для них новогодний сезон из-за ограничений? 

Губернатор Алексей Текслер: Этот сектор наиболее непростой. Хочу обратить внимание на то, что мы не закрыли общепит, он у нас работает, с ограничениями по времени (с 23 часов до 6 часов утра). Они понятны, и мы рассчитываем на то, что новогодние праздники пройдут в семейном кругу, для нас это важно с точки зрения сдерживания пандемии. Но общепит в целом работает. Новый год всегда высокий сезон для этого сектора, определенные потери были и будут, к сожалению, и здесь работают меры поддержки, о которых я говорил в этом году. Существенно снизили налоговую нагрузку на бизнес, продолжаем это делать и в следующем году. Расчеты этих убытков – это очень сложная история. Насколько я знаю, фактически действенный механизм поддержки, при котором можно было бы объективно посчитать эти потери бизнеса, это нигде так или иначе не  заработало. Это те нюансы, к сожалению, с которыми мы сталкиваемся, но  общий  объем поддержки, который был в этом году, позволяет рассчитывать, что у нас эта сфера сохранится. И самая главная мера поддержки – бизнес продолжает работать, мы не пошли ни на какие жесткие локдауны, которые, кстати, есть в отдельных территориях. Все, что касается возможности доставки на дом, каких-то новых форм вовлечения в бизнес в современном формате, – всё это может продолжать работать. 

Ведущая Анастасия Плотникова: А я передаю слово моему коллеге, корреспонденту ОТВ Владиславу Чухрову. Влад, мы тебя слушаем.

Владислав Чухров, ОТВ: Спасибо, коллеги! Добрый день, Алексей Леонидович! Мы выходим с вами на связь  из ЮУрГУ. Здесь есть вот такой робот для обработки крупногабаритных деталей, его можно применять на производстве, а в университете на нем обучают студентов. Вы сами часто видите в поездках подобных роботов. Есть уже даже роботы-журналисты. И мы понимаем, что роботизация ведет к безопасному производству, безошибочному, исключает человеческий фактор. Но не приведет ли роботизация  к росту безработицы? И что у нас  в регионе с рынком труда? Как будем бороться с безработицей в следующем году?

Губернатор Алексей Текслер: Безусловно, тема безработицы в контексте пандемии актуальная. Если на начало года у нас было порядка 23 тысяч официально зарегистрированных безработных, то на пике служба занятости населения регистрировала (это было в сентябре) порядка 92 тысяч безработных. Тут  несколько аспектов. Первый связан с тем, что государство резко увеличило выплаты по безработице: мы фактически до 15 тысяч рублей  ее подняли, в том числе с региональной надбавкой. Также государство платило по две тысячи рублей на каждого ребенка безработного. И  люди, даже те, которые продолжали работать (и мы понимали это), находясь в серой занятости, нигде официально не числясь, пришли на биржу труда зарегистрироваться, чтобы эти выплаты получать. Государство с сентября сократило этот пакет, поэтому одна часть, обусловленная сокращением официально зарегистрированных безработных, связана именно с этим. С 92 тысяч (безработных) мы ушли на 68 тысяч за два месяца – это существенное сокращение.

Но, с другой стороны, увеличилось количество вакансий: мы начинали с 20 тысяч вакансий этот год, сейчас у нас 33 тыс. вакансий. Это значит, что есть куда прийти на работу. Мы из зарегистрированных в этом году безработных 45 тысяч трудоустроили в течение года. Рынок труда живой. Самое главное – мы смотрим новые возможности для трудоустройства, новые программы (помимо того, что помогаем найти работу). В этом году мы пошли на ряд новых мер: сопровождаем  выпускников вузов, доплачиваем работодателям, которые принимают выпускника вуза, поскольку это риск, всем же нужен опыт, а откуда его взять, если человек только из института вышел. Мы в течение нескольких месяцев помогаем им выплачивать МРОТ, а потом, если они друг друга находят (работник и работодатель), что чаще всего и происходит, человек трудоустраивается. Есть другие программы: мы через социальный контракт порядка 400-500 человек планируем вовлекать в этот процесс. Этой историей будет заниматься соцзащита, и это не только вопрос трудоустройства, открытия собственного бизнеса, это вопрос решения проблемы бедности. Такое число людей планируем вовлечь в отношения через соцконтракт. Отдельная программа будет по открытию бизнеса – тоже порядка 500 человек, которых мы хотим вовлечь, около 200 тысяч будем давать на открытие собственного бизнеса. Этим будет заниматься служба занятости, «Территория бизнеса» будет помогать: надо будет формировать бизнес-планы и прочее. Это помимо наших традиционных базовых мер, таких как сезонные работы (мы это регулярно делаем) и прочее. Поэтому в целом, учитывая рост экономики, который мы наблюдаем, более активную экономическую жизнь, я надеюсь, что по мере спада пандемии – и такая задача стоит в следующем году – сможем выйти на докризисный уровень по безработице.

Ведущий Константин Гришенков: Возможность задать вопрос губернатору есть не только у СМИ, но и у простых жителей Челябинской области. У нас на очереди как раз такой вопрос, причем коллективный, из Копейска. Внимание на экран.

Группа жителей Копейска (видеовопрос): Уважаемый Алексей Леонидович, жители города Копейска обращаются к вам за помощью в завершении строительства дома по адресу: Республиканская, 2А. В нашей ситуации проблема создалась в том, что минстрой Челябинской области препятствует завершению строительства нашего дома, объясняя это тем, что мы являемся соинвесторами. Но, когда мы эти квартиры приобретали, застройщик нам обещал, что мы будем переведены в долевое строительство. По этой же схеме строился вот этот дом (показывает на построенный дом) по адресу: Республиканская, 2. Наш дом, Республиканская 2А, был построен по той же схеме, но сейчас ввиду того, что застройщик обанкротился и у него нет денег для завершения строительства, администрация Копейска привлекла другого застройщика, который пообещал завершить этот дом без привлечения федеральных денег. Но минстрой по непонятным нам причинам возражает. Мы обратилась в суд, чтобы суд нас признал дольщиками в этом строительстве. Я, Лукьянов Сергей Николаевич, получил такое решение суда, но минстрой написал возражение по неизвестным нам причинам. Просим Вас помочь в этой ситуации и все-таки завершить строительство этого дома – еще раз повторяю – без привлечения федеральных денег. Потому что в этом доме еще 80 квартир, которые можно продать и рассчитаться с новым застройщиком, эти квартиры будет приобретать администрация города Копейска, чтобы улучшить жилищные условия тех, кто стоит в очереди. 

Губернатор Алексей Текслер: Странная, конечно, ситуация. Основная задача, которая перед нами стоит, – найти возможность решить проблему людей. Я поэтому поручаю минстрою не только заниматься юридическими моментами. Надо понять, почему минстрой выступает против того предложения, которое есть у застройщиков. Я в этом обязательно разберусь. Но повторю: основная задача – чтобы люди, которые заплатили за эти квартиры, в итоге получили это жилье. Все должно работать на это. Поэтому минстрою даю такое поручение – найти выход из этой ситуации, и сам лично поставлю этот вопрос на контроль. Тем более, если не требуется какого-то дополнительного бюджетного финансирования, если это исключительно организационно-правовой вопрос, надо всем вместе сесть и найти решение в пользу людей. Это, на мой взгляд, очевидно.

Ведущий Константин Гришенков: Вопрос есть у агентства Ura.ru, редактор челябинского бюро Альбина Золотухина. Пожалуйста, Вам слово.

Альбина Золотухина, информационное агентство Ura.ru: Алексей Леонидович, добрый день! У меня вопрос о выборах в Госдуму в 2021 году. В этом году Вы возглавляли списки «Единой России», лидером которой сейчас являетесь в регионе. Нет ли таких планов на 2021 год? Каким Вы видите свое участие в выборах в Госдуму?

Губернатор Алексей Текслер: Да, я планирую возглавить список («Единой России»).

Ведущий Константин Гришенков: На связи с нами корреспондент южноуральских «Вестей» Дарья Шведова.

Дарья Шведова, ГТРК «Южный Урал»: Алексей Леонидович, здравствуйте! Я сейчас нахожусь на одной из важнейших транспортных артерий города – Ленинградском мосту. Возвели его еще в военные годы, и горожане не раз говорили о том, что путепровод, как минимум, нужно отремонтировать. В час пик я и сама часто стою здесь в пробках. И вот, как мы видим, мост закрыли на реконструкцию. Вообще, как я заметила, много дорожных объектов, которые простаивали десятилетиями, в этот пандемический год – видимо, ваш волшебный «пендель» чиновникам помог – были достроены. Взять хотя бы ту же развязку на улице Братьев Кашириных, которая просто настроение портила своим недостроенным видом. У меня вопрос: в следующем году сохраним такие темпы или даже, может быть, приумножим? И если вернуться к Ленинградскому мосту, когда его достроят?

Губернатор Алексей Текслер: Действительно, есть ряд объектов, к которым лично приходилось подключаться, для того чтобы ускорить их реконструкцию или начать новую стройку. И та же развязка на улице Братьев Кашириных, мост на «Коксохиме», и я рад, что этот объект мы в итоге запустили. И что касается Ленинградского моста, это тоже, как я понимаю, история уже с бородой. Объект построен уже достаточно давно. Он давно не ремонтировался, и эта необходимость назрела. Я рад, что нам удалось договориться с Министерством транспорта Российской Федерации о выделении софинансирования. Потому что объект достаточно дорогой – больше миллиарда рублей. В отличие от ряда других проектов, когда объект сначала закрывали, потом занимались поиском финансирования, проектно-сметной документацией, существенно затягивая сроки, по этому объекту всё происходит правильно. Есть проектно-сметная документация, мы договорились с федеральным центром, и уже подтверждение есть о выделении финансирования на следующий год, неделю назад итоговое решение получили. И это очень хорошо. Так что объект будет реконструироваться, более того, будет расширена дорожная часть этого моста. Нормативный срок завершения реконструкции этого объекта – конец 2022 года. Но, коллеги из министерства дорожного хозяйства региона знают, я поставил задачу, по сути, за год этот объект завершить, то есть в два раза быстрее нормативного срока. Уверен, при правильной организации работ это можно сделать. Этот объект по-настоящему важен, он закроет проблематику аварийности этого моста. Расширив проезжую часть, мы сделаем поездки и трафик по мосту без лишних пробок и других неудобств.

Ведущая Анастасия Плотникова: Прекрасная новость! Давайте передадим слово корреспонденту издания Znak.com Александру Дыбину.

Александр Дыбин, интернет-газета Znak.com: Алексей Леонидович, добрый день! Если позволите, два вопроса задам. Первый касается некоего наследства, которое Вы получили от предыдущего губернатора. Вы уже озвучили, что есть планы по поводу конгресс-холла сделать там некое новое наполнение. Вопрос: есть ли планы вернуть как-то деньги, взыскать с тех людей, которые принимали это решение? Ведь и тогда были бюджетные деньги, когда строили конгресс-холл, и сейчас будут опять бюджетные деньги на новый проект, на новое строительство. Понятно, что какие-то были ошибки при принятии этих решений, и нет ли желания эти ошибки как-то исправить за счет карманов этих людей?

И второй вопрос. Вы возглавляете регион уже почти два года. Можно ли считать, что нынешний состав правительства – это уже ваша сформированная команда, люди, которым вы всецело доверяете? Будет ли как-то этот список в ближайшее время меняться? Есть ли к кому-то претензии и ждать ли нам появления каких-то новых лиц в правительстве?

Губернатор Алексей Текслер: Что касается первого вопроса, действительно в Челябинске, в центре города, стоит недостроенный объект, это никуда не годится. Поэтому есть понимание, что на месте конгресс-холла будет. Мы определили для себя, что этот объект должен носить культурную, социальную функцию. В городе и вообще в регионе есть нехватка концертных залов. Мы хотим сделать полноценный, с современной акустикой концертный зал, с хореографическими площадками, необходимыми для занятий, для подготовки, для детей. И второе – это Дворец торжеств, бракосочетаний. В Челябинске, к моему большому сожалению, такого объекта нет. Есть маленькие ЗАГСы во встроенных-пристроенных помещениях. Конечно, люди хотят праздника, и этого не хватает. Мне кажется, ни в одном миллионном городе уже нет такой ситуации. Челябинску, к сожалению, этого действительно не хватает. Поэтому такое решение принято. А основная идея заключается в том, чтобы та инфраструктура, та база, фундамент, который сейчас там есть, и ряд металлоконструкций, их вовлечь в новый объект. Чтобы действительно ничего не перестраивать, не тратить дополнительные деньги, и в этой части мы максимально сохраним и используем то, что было сделано в рамках предыдущего объекта.

Что касается, кадровой политики, то я всегда говорил, что это процесс постоянный. Я, кстати, хочу сказать, что в этом году порядка 20 человек уровня министра, заместителей министра было отротировано. Это новые люди, которые пришли на позиции или в целом пришли в систему впервые, и на одну или две ступеньки вверх поднялись, и это достаточно серьезная ротация. И мы, конечно, не будем останавливаться на этом. Это, повторюсь, процесс живой. Поэтому, я сейчас впервые об этом скажу. Принято решение, и в ближайшее время я подпишу соответствующие документы: у нас будут изменения в министерстве строительства и инфраструктуры, министерстве спорта и министерстве транспорта и дорожного строительства региона. В первом случае у нас будет ротация министра строительства. Тупикин Владимир Александрович уйдет со своего поста. И министр спорта региона Одер Леонид Яковлевич (уйдет). Это плановая работа, и мы перезагрузим работу этих подразделений. Что касается министерства транспорта и дорожной инфраструктуры, то первый замминистра (Александр) Филиппов уйдет для работы по новой транспортной схеме. Вообще, вопросам общественного транспорта я уделяю большое внимание, у нас в следующем году начнутся в этом плане большие подвижки. В этой связи тоже принято решение перезагрузить этот блок.

Ведущая Анастасия Плотникова: Давайте продолжим тему о кадрах, в частности, о муниципальных главах. Алексей Леонидович, Вам задавали этот вопрос и год, и полтора назад. Но хочется актуализировать информацию. Сейчас, когда прошла целая кампания по конкурсам в муниципалитетах, как Вы считаете, не пора ли вернуть прямые выборы мэров?

Губернатор Алексей Текслер: Да, этот вопрос мне постоянно задают. Надо сказать, что у нас есть выборы, и тот процесс, который есть сейчас, когда депутаты городских и районных собраний выбирают главу, – это выборы. Собственно, депутатов избирают общим и прямым голосованием наши жители. Там, кстати, периодически возникают серьезные диспуты, обсуждения, то есть это не лакированный процесс, росчерком пера там ничего не происходит. Это политический процесс, это выборы. Я хочу сказать, что за последние полтора года с момента моего прихода произошла существенная ротация глав муниципалитетов. В прошлом году у нас была смена трех глав крупнейших муниципалитетов – в Челябинске, Златоусте, Копейске. В этом году у нас прошли 22 избирательные кампании в муниципалитетах, избраны 11 новых глав муниципалитетов в Челябинской области. Так что за эти полтора года у нас 30% новых глав, процесс достаточно активный, и это правильно. Опять же динамика нужна. Там, где был определенный застой, были потребности, вопросы и запросы со стороны жителей, конечно, на это нужно было реагировать, и, собственно, мы реагировали. Что касается прямых выборов, я об этом уже много раз говорил, – это не панацея. Я уверен, мы к этому придем. Это по большому счету вопрос зрелости общества.

Тем не менее есть масса примеров, когда на прямых выборах избирались популисты, которые не умеют даже управлять, и это приводило к определенным проблемам. И, наоборот, там, где по нынешней системе происходили выборы, у нас успешные главы, и никто в муниципалитетах особо не задает вопросов по поводу прямых выборов. То есть вопрос в качестве управления, вопрос в том, чтобы человек действительно отвечал на запросы общества, на запросы жителей того или иного муниципального образования. В этом главная задача. Я для себя вижу задачу – повышение качества этого управления, помощи необходимой от региона. Это то, на чем нужно на этом этапе сосредоточиться, и мы, я уже сказал, движемся в эту сторону. Все-таки за полтора года треть глав отротировать в регионе – это серьезно. Поэтому движемся и дальше в этом направлении.

Ведущий Константин Гришенков: С нами на связи «Комсомольская правда – Челябинск», главный редактор Юлия Реутова. Юлия, мы Вас слушаем.

Юлия Реутова, газета «Комсомольская правда – Челябинск»: Всем здравствуйте! Алексей Леонидович, этот вопрос продиктован многочисленными обращениями наших читателей. Пандемия обнажила проблемы в здравоохранении, которые уже были, и связаны они с оптимизацией. Вы говорили о кадрах. Прошлый министр просил не называть это оптимизацией, а модернизацией, реструктуризацией или еще как-то. Но по факту в маленьких городках больницы закрываются, работают частично. Узких специалистов нет от слова «совсем». Вот буквально сейчас мне позвонила женщина из Еманжелинского района: нет ни кардиолога, ни эндокринолога, нет даже выездных бригад. И в Челябинске тоже больницы и поликлиники, и взрослые, и детские, представляют собой целый комплекс разрозненных объектов, где, чтобы пройти обследование, нужно помотаться по всему району. Скажите, как Вы оцениваете итоги такой многолетней оптимизации с 2010 года? Какая будет проведена работа? И, может быть, анонсируете строительство новых больниц, современных, по типу инфекционки, которая открылась в Малой Сосновке, или поликлиник, а не ФАПов в маленьких городках, районах? И, пользуясь случаем, второй вопрос: скажите, будет ли продлен режим ограничений в Челябинской области?

Губернатор Алексей Текслер: Давайте начну со второго вопроса. Режим ограничений у нас на самом деле бессрочный. Мы продлеваем режим исключительно в логике возможности для людей категории 65+ получать больничные листы. При этом ограничения, которые у нас действуют, они бессрочные, поэтому здесь периодически есть путаница. Когда мы продлеваем (режим повышенной готовности), то это касается только категории 65+, и исключительно для того, чтобы они могли получить больничные листы.

Поэтому пока мы не планируем ужесточать те меры, которые у нас есть. Это важно. Мы считаем, что они в настоящий момент сбалансированы между экономикой, вопросами психологического состояния людей и вопросами здоровья, жизни наших граждан. Я считаю, что сегодняшний набор мер  оптимальный, и мы его сохраним. А как будет ситуация развиваться? Нам нужно пройти новогодние праздники, это очень важно. Семейный формат праздников – это необходимость поберечь себя. Тревожность определенная у меня, конечно, есть за этот процесс. Поэтому, несмотря на то, что мы аккуратно переводим часть ковидных баз в плановую медицину, этот процент резервных коек – 20% – мы сохраняем. И, пользуясь случаем, я еще раз обращаюсь к нашим жителям: очень внимательно отнеситесь к своему здоровью в период новогодних праздников. Это крайне важно.

А что касается здравоохранения, как я оцениваю оптимизацию, я уже все оценки давал в свое время. Я крайне негативно оценил оптимизацию медицины, которая была в регионе. И, знаете, что выяснилось (я по-моему не говорил об этом, когда мы анализировали ситуацию)? Выяснилось, что средства, которые направлялись на здравоохранение в регионе, были даже ниже модельного бюджета Минфина РФ. А модельный бюджет Минфина – это для тех территорий, которые находятся на федеральной дотации, это такой минимальный уровень.  У нас в регионе даже ниже этого уровня было финансирование. То, что регион так финансировал здравоохранение, – это очень плохо, это неправильно. Поэтому первое, что я сделал, – поставил этот вопрос номер один, и мы увеличили финансирование здравоохранения, вернулись на нормальный уровень. И продолжаем эту работу.

Я недавно утвердил программу модернизации первичного звена здравоохранения в регионе. Со следующего года мы начинаем реализацию этой программы. Это пятилетняя программа. На три года выделяется финансирование порядка 2,5 млрд рублей. Это и замена оборудования, и ремонты всего первичного звена (более 400 объектов, которые мы будем ремонтировать), и приобретение машин скорой помощи (более 400 единиц техники мы планируем приобрести), и строительство новых объектов (в Нязепетровске больничный корпус, поликлиники в ряде территорий – в Миньяре, Красноармейском районе и др.).

Помимо программы модернизации первичного звена, по отдельной государственной программе мы будем строить ряд крупных больших объектов, больниц. Это многофункциональная больница в Магнитогорске, там известная проблема – все корпуса больниц постройки 30-40-х годов. Понятно, что модернизируй – не модернизируй, это уже позапрошлый век, и надо строить новую, современнейшую больницу. Практика новой инфекционной больницы показала, что у нас очередь из врачей стоит туда. Люди хотят работать в современных условиях, потому эти больницы необходимы и нашим жителям, и врачи с удовольствием работают в таких объектах. Это и новая больница в Златоусте, в ряде других территорий, в том числе в Челябинске. 

Безусловно, медицина – это приоритет номер один. И сегодняшнее ковидное время показало, что это крайне важно. Мы начали эту работу чуть раньше, и в этом году много работаем по направлению здравоохранения. Причина понятна – пандемия. Но мы уделяем внимание не только инфекционной составляющей, хотя она основная, но и другим направлениям.

Но самый главный вопрос – это кадры. Острейшая проблема, и не только у нас, во всей стране. Я очень надеюсь, что пандемия подняла престиж этой профессии. У нас не все ребята, которые оканчивали наш вуз, пошли работать по профессии. Мы сейчас, вовлекая их через волонтерство, через практику и прочее, получаем обратную связь. Уже практически все ребята говорят о том, что пойдут работать в здравоохранение. Да – престиж, да – зарплата, да – внимание, да – уважение в обществе. Это крайне важно. Я очень рассчитываю, что мы сможем эту ситуацию резко улучшить. 

Мы работаем над дополнительными мерами. В этом году мы более ста квартир приобрели для медиков. Я недавно был в Магнитогорске: молодая врач из Оренбурга приехала с семьей. Хотя она родом из Магнитогорска, приехала ровно потому, что мы квартиру дали. Это семья медиков: и муж, и жена. Я очень рад. И мы будем продолжать реализовывать эти программы.

Также мы работаем по здравоохранению в наших небольших, сельских территориях: строим ФАПы, даем жилье тем фельдшерам, которые приезжают. Будем продолжать эту работу.

К сожалению, не сказать, что мы сильно продвинулись за год – у нас медиков больше не стало, потому что их просто неоткуда взять. Во всей стране идет такой хантинг врачей, и здесь надо оставаться конкурентными и создавать условия. Но самое главное – расчет на нашу молодежь, которая идет и в среднеспециальные медицинские образовательные учреждения, и в наш университет медицинский. Самое главное – это способствовать тому, чтобы ребята оставались и работали у нас в регионе. Только так мы сможем решить эту проблему.

Ведущая Анастасия Плотникова: Мы продолжаем нашу большую пресс-конференцию. Слово передаем представителю сайта 74.ру Дарье Невзоровой. Даша, тебе слово.

Дарья Невзорова, портал 74.ру: Добрый день. Алексей Леонидович! Я хотела бы вернуться к вопросу недостроев, которые остались у нас после саммитов ШОС и БРИКС. Первый – это тот, о котором Вы говорили в интервью 74.ру, когда анонсировали дальнейшее строительство Конгресс-холла «Крылья». Собственно, Вы о нем уже упомянули. Я бы хотела Вас попросить рассказать о нем поподробнее. Вы говорили, что уже идет работа над проектом. Значит, инвестор уже найден? Кто он? И планируете ли Вы размещать там какие-то другие объекты, кроме концертного зала и Дворца бракосочетаний? Если да, то какие? И самое главное: какие сроки Вы отводите на завершение этого объекта?
И второй недострой, который тоже волнует многих, это конгресс-холл «Таганай» на улице Труда. Почему его не вводят в эксплуатацию, и не стоит ли вопрос о его усовершенствовании? Вам лично он нравится? Достойный ли это объект для Челябинска?

Губернатор Алексей Текслер: Про «Таганай». Это абсолютно частный объект, как я понимаю, торгово-развлекательного направления. Конгресс-холлом он стал как промежуточный этап. Объект уже начал строиться, он в принципе позволяет сделать там зал, и, насколько я знаю, планируется зал. Но это абсолютно частный объект. И, кстати, подрядчик, точнее, инвестор, очень сильно подвел нас. Потому что это был один из объектов, по которому было самое большое количество вопросов со стороны оргкомитета саммитов. И я вам откровенно скажу: когда мы рассматривали в принципе возможность проведения саммитов, то одна из проблематик была ровно в этом объекте. Мы видим с вами, что стройка там продолжается. Все архитектурные решения согласовывались задолго до меня. И этот объект в том виде, в каком он есть, я надеюсь, будет в итоге достроен, потому что не дело, когда такого рода объекты строятся такое продолжительное время, – и займет какую-то свою нишу в культурной жизни региона. Хотя, повторюсь, у меня большое количество вопросов к инвестору. Мы много раз обсуждали, и он несколько раз публично, и мне в том числе, давал обещание этот объект завершить. Причем сроки давно прошли, и несколько раз эти обещания срывались и по большому счету срываются до сих пор.

Что касается объекта на Миассе, я не хочу раскрывать все карты. Это начальная стадия. Я понимаю, что информация все равно бы утекла, поэтому я сказал об этом сам. Сейчас идут предпроектные работы. Мы конфигурируем это пространство. Естественно, там будут площади для того, чтобы проводить какие-то культурные события, мероприятия, те же выставки и т.д. Мы сейчас это конфигурируем. Я не буду раскрывать все карты. Я думаю, что надо дождаться презентации, которую мы обязательно проведем, когда будем готовы это сделать.

Ведущий Константин Гришенков: Спасибо. У нас еще один вопрос от жителя области. На этот раз это Сосновский район, поселок Саргазы. Наша собеседница с необычным именем Таина. Внимание на экран.

Таина Волгина, жительница поселка Саргазы (видеовопрос): Здравствуйте, Алексей Леонидович! Зовут меня Волгина Таина Юрьевна, проживаю я в поселке Саргазы Сосновского района Челябинской области. В первую очередь хочется сказать Вам большое спасибо за работу, которую Вы уже проделали, это касается и области, Челябинска и, в частности, нашего поселка. Я знаю, что Вы не раз приезжали к нам, не раз смотрели наш поселок. В этом году Вы помогли нам со школой, у нас теперь есть отдельная начальная школа, в которой учатся наши детки, есть дополнительные кружки благодаря Вам. Мы Вам за это очень благодарны. Но есть у нас и большой минус, на весь поселок. У нас много многоквартирных домов, но при этом отсутствует централизованная канализационная система. Пожалуй, это самый острый вопрос в нашем поселке. Он касается каждого многоквартирного дома. Дело в том, что из-за нецентрализованной канализационной системы у нас периодически случаются потопы. Особенно это заметно в праздники, когда управляющие компании отдыхают и вовремя не откачивают содержимое канализационных систем. У нас топит первые этажи. Это болезненно еще тем, что, во-первых, затапливает подъезд по щиколотку, это происходит всегда, мы вынуждены вычищать, вымывать это все. 
От лица жильцов поселка Саргазы я очень Вас прошу – помогите нам и с этим вопросом. Наш поселок развивается, у нас очень много молодых людей. И именно в этом загвоздка, например, многие жители продают квартиры с целью уехать, потому что это невыносимо, когда топит – это все пахнет, это все плесневеет. Помогите нам, пожалуйста. Мы очень на Вас надеемся. Мы знаем, что Вы помогаете многим поселкам, и очень надеемся, что поможете нам именно с этим вопросом, так как он являемся самым актуальным.

Губернатор Алексей Текслер: Я дам поручение отправить комиссию минстроя посмотреть, какая там ситуация. Думаю, ситуация там ровно такая же, как и везде. Есть возможность у администраций и поселка, и муниципалитета (и там, где речь идет о многоквартирных домах, мы активно такие проекты реализуем) заявиться, подготовить проектно-сметную документацию, заявиться в соответствующую государственную программу. Я возьму на личный контроль, чтобы это произошло. Скорее всего, ни муниципалитет, ни поселение соответствующую документацию не разработало, заявку не подало. Скорее всего, в 99% случаев, когда я разбираю такие моменты, происходит именно так. Уверен, что здесь ровно такая же история. Этот маховик управленческий не провернулся. Люди ждут, а необходимые действия для того, чтобы это случилось, не проведены. Но я отправлю завтра же туда комиссию минстроя. Поручаю министерству строительства эту работу организовать. Мне доложат, и я возьму на личный контроль. Я думаю, мы эту проблему решим.

Ведущая Анастасия Плотникова: Очень важное заявление. К нашему разговору присоединяется корреспондент «Южноуральской панорамы» Александр Анурьев. Александр, мы Вас слушаем.

Александр Анурьев, газета «Южноуральская панорама»: Алексей Леонидович, добрый день!

Губернатор Алексей Текслер: Добрый день.

Александр Анурьев, газета «Южноуральская панорама»: Вот коллеги уже затронули тему, но я спрошу более широко. Все-таки каким Вы видите 2021 год? С учетом ковидных реалий, дефицита областного бюджета и, я бы сказал, крайне сдержанного развития экономики. Или я резко краски сгущаю? Спасибо.

Губернатор Алексей Текслер: Следующий год будет непростым, это очевидно. Что касается бюджета, здесь как раз все более или менее понятно. Несмотря на сложности с доходами, мы для себя определились сохранить параметры областного бюджета. Если сравнивать с первоначальным бюджетом на этот год, то мы даже на 3,5%а выше по расходам, и это правильно. Нам нужно сохранить все наши обязательства. Нам все проекты развития, которые есть в регионе, нужно сохранить обязательно. Это крайне важно. Поэтому мы пошли на рост дефицита. У нас 208 миллиардов рублей расходов, 186 – доходы и 22,5 миллиарда рублей – дефицит бюджета. Мы в том числе будем делать заимствования как раз для того, чтобы сохранить все обязательства бюджета, более того, продолжить проекты развития.

Но если в общем и целом (я так понимаю, вопрос такой, совсем в широкую клетку) подумать о том, каким будет следующий год, конечно, он будет связан и в том числе с борьбой с пандемией. Я надеюсь, мы окончательно и бесповоротно решим эту проблему. Это в основном медицинская проблема. И вакцинация, и бережное отношение наших людей к себе, и создание коллективного иммунитета (это тоже происходит) – всё это позволит нам так или иначе с пандемией разобраться. Это даст и дает уже толчок к развитию нашего здравоохранения. Следующий год тоже будет под флагом развития здравоохранения. Я уже об это говорил: это не только инфекционная составляющая. Мы, кстати, в дополнение к новой инфекционной больнице, которую мы построили (а это элемент гордости, я считаю, всего региона), еще второй этап этой больницы на 250 коек планируем сделать в следующем году. Плюс первичное звено – модернизация, о которой я сказал. Поэтому первое магистральное направление – это здравоохранение.

Второе – мы, конечно, рассчитываем на восстановление экономики. У нас есть прогнозы. Мы видим тренды последних месяцев. Мы восстанавливаемся, у нас растет и индекс промышленного производства, и в целом наши первоначальные прогнозы гораздо хуже были, чем мы видим по факту, как завершается год. Это настраивает нас на то, что в целом и в экономике ситуация будет улучшаться. Один из параметров – мы сегодня тоже обсудили – это занятость. Будет ряд новых программ, и мы рассчитываем на то, что в этом вопросе будем продвигаться дальше.

У нас на 70% бюджет – это социальные расходы региона. Мы сохранили все направления социальных выплат, все региональные выплаты будут проиндексированы. Сохраняются все федеральные выплаты, которые были анонсированы Президентом РФ. Поэтому будем поддерживать наших жителей, особенно семьи с детьми. Социальный аспект, социальная забота – это тоже один из приоритетов следующего года. Весь год и последующие годы, естественно, мы будем этим заниматься. 

Поэтому год будет сложным, но надо работать, закатав рукава, и я настраиваю все органы государственной власти в регионе работать на эту задачу – и региональные, и федеральные, и муниципальные. Дорогу осилит идущий. Я считаю, что мы со всеми задачами должны справиться. С другим настроением мы в следующий год вступать не будем. Всех настраиваю на эффективную работу в следующем году. Повестка – развитие. Президент вчера об этом говорил на Госсовете, чтобы никаких отложенных мер, решений не было, несмотря ни на какие сложности. Они нас должны закалять. Вообще, любые сложности – они должны закалять людей, их нужно преодолевать, в этом мы становимся сильнее. Так что у меня нет сомнений, что мы это сделаем.

Ведущий Константин Гришенков: Алексей Леонидович, незаметно пролетел первый час. Мы в эфире уже ровно столько времени. Но на текущий момент у нас готова озвучить свой вопрос главный редактор издания «Пчела Ньюс» Ирина Горностаева. Ирина, мы Вас слушаем.

Ирина Горностаева, сетевое издание «Пчела Ньюс»: Добрый день, коллеги, добрый день, Алексей Леонидович. У меня вопрос по возможному созданию в Челябинске Экотехнопарка, который может объединить компании по переработке вторичных ресурсов. Скажите, что сейчас с проектом, насколько реально реализовать его? Будет ли поддерживать правительство, если да, то каким образом? Спасибо.

Губернатор Алексей Текслер: Тема ТКО – крайне актуальная тема. Вы знаете, в течение нескольких лет государство реализует реформу. Эта реформа идет непросто. Хотелось бы в общем обозначить наши цели в этой части. Первое, что мы сделали, – актуализировали территориальную схему. Схема, которая была разработана на первом этапе реформы, – в ней было огромное количество неточностей, которые необходимо было исправить. Сейчас это сделано. Задач, которые перед нами стоят в этой связи, несколько. Первое: нам нужно минимизировать количество захораниваемого мусора. Что для этого делается? Мы ставим перед собой задачу обеспечить 100-процентную сортировку всего мусора в регионе и, как минимум, 50 процентов утилизировать, то есть пускать во вторичную переработку. На самом деле очень амбициозные задачи. К примеру, у нас сегодня по разным территориям от 3 до 7 процентов степень утилизации, то есть то, что вовлекается во вторичную переработку, а все остальное так или иначе идет на захоронение. Процент сортировки мусора составляет 15% в среднем по региону, повторюсь, мы ставим задачу достичь 100%. При этом есть определенные сложности. Мы перед собой ставим задачу, чтобы тарифы не росли больше, чем на уровень инфляции. А понятно, что бизнесу – а это, собственно, бизнес для регоператоров (у нас их несколько в регионе) и вообще для тех организаций, которые в этом участвуют, – надо окупать инвестиции и прочее, поэтому отсюда вот это балансирование в рамках инвестпрограмм, в рамках общих планов и возможностей наполнить инвестпрограмму финансированием. В основном речь идет, конечно, о платежах граждан и предприятий за мусор. И основная задача, которая перед нами стоит, – это балансирование, потому что иначе мы не готовы, не пойдем никогда на то, чтоб увеличивать тарифы для населения. Эту задачу можно было бы решить, если бы бизнес бы окупил свои инвестиции достаточно быстро. Бюджетных ресурсов в таком объеме у нас тоже нет, поэтому здесь мы исходим из четкой программы действий, она сегодня расписана по годам. Мы ее обязательно реализуем. У нас постоянно идут коммуникации с бизнес-сообществом, который этими вопросами занимается, и одна из задач, как я понимаю, когда речь идет об Экотехнопарке – это как раз вторичная переработка мусора. Его нужно сначала разделить, кстати, на полетаевской свалке. Помните, когда я приехал в регион, первое место, куда я поехал, – это Коркино и Полетаево, свалка. Там стояла одна линия сортировки, сейчас их уже три, и у нас есть понимание, где будут новые линии, чтобы обеспечить эту задачу со 100-процентной сортировкой в регионе. Мы определились, где у нас будет новый полигон, который будет принимать отходы после того, как полетаевский полигон будет закрыт и закончит свою работу. В общем и целом наши планы определены, я поддерживаю, особенно если речь идет о том, чтобы на коммерческой основе работала вся эта система. Мы, кстати, в этом году  приняли закон о раздельном сборе мусора как эксперименте, это региональный закон, две наши территории, Южноуральск и Копейск, попали в эту систему. Мы будем ее расширять, вот у меня буквально на днях был разговор с ППК РЭО – это компания, оператор по стране, занимается темой мусора. Обговорили несколько проектов, которые будем реализовывать у нас в регионе. Некоторые из них будут пилотные в масштабах страны. Так, что этому вопросу мы уделяем значительное внимание, и уверен, что мы все в этой части реализуем. 

Ведущая Анастасия Плотникова: Мы продолжаем, и к нам сейчас подключается агентство ТАСС, Александр Чирков. Добрый день Александр, мы Вас слушаем.

Александр Чирков, агентство ТАСС: Здравствуйте, Алексей Леонидович! Российское информационное агентство ТАСС, собкор по Челябинской области Чирков Александр. Скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете темпы обновления общественного транспорта в городах Челябинской области по итогам 2020 года? Каковы планы на 2021 год?

Ведущая Анастасия Плотникова: Возникли небольшие технические трудности.

Губернатор Алексей Текслер: Вопрос понятен. Что касается общественного транспорта и темпов, конечно, хотелось бы, чтобы эти темпы были более активные, это понятно. Проблема застарелая не только в Челябинске. Хотя в Челябинске, особенно на фоне горящих «ПАЗиков», так сказать, вызывает особые эмоции. Помню, когда я приехал, мне задавали вопрос «Что больше всего не понравилось в регионе?» Вот тема общественного транспорта в отдельных городах вызывала, конечно, большое количество вопросов, в частности, почему этому не уделялось внимание. Пожалуй, только более-менее нормально этот вопрос решался в Магнитогорске, где муниципалитет за счет собственных средств приобретал трамваи. По большому счету в остальных муниципалитетах эта работа никак не велась. Ни в Челябинске, ни в Златоусте с трамваями, которые не меняли, не покупали десятилетиями, наверное. Ни в Миассе с троллейбусами, некоторые еще с советских времен ездят, и так далее. Эта проблема острая, серьезная. Но понятно, что ее надо было решать системно. Поэтому первый шаг, который был сделан по моему поручению, была разработана схема по Челябинску, которая вовлекает не только Челябинск в новую маршрутную сеть, но и Копейск и Сосновский район. Сейчас идет обсуждение, и, думаю, скоро эта маршрутная схема будет принята. Это, кстати, очень важно, когда мы говорим об агломерации. Вот Копейск – это город-спутник, понятно, что люди перемещаются и здесь есть потребность в сквозных маршрутах. А самое главное – нужна возможность на одном билете, за одну стоимость доехать, даже с пересадками, до точки назначения. А когда маршруты в разных муниципалитетах, это сделать невозможно. Часть территорий Сосновского района – это, по сути, пригород Челябинска, и ровно такие же проблемы. Поэтому новая маршрутная сеть учитывает агломерационный фактор и новые форматы  (я имею в виду единый проездной на сквозной проезд по разным маршрутам, безналичный расчет), обновление транспорта, в принципе, вот это всё учитывает. Я очень рассчитываю на федеральную поддержку, это позволит нам все наши планы реализовать гораздо быстрее, но тем не менее мы выделяем региональные ресурсы на обновление транспорта. За год с небольшим в Челябинске мы  приобрели 102 больших современных автобуса, причем экологически чистых, газомоторных автобуса. В Магнитогорске второй год дополнительно к тем возможностям, которые есть у муниципалитета, выделяем средства и существенно помогаем обновлять трамвайный парк. В этом году были приняты решения, и новые трамваи появились в Златоусте. Люди заждались обновления транспорта. В Миассе появились новые троллейбусы. В Кунашаке, в Троицке – новые автобусы. И мы эту работу обязательно продолжим в следующем году, я думаю, в течение нескольких лет у нас будет прорыв в этой части. Повторюсь: с федеральным финансированием мы сделаем это быстрее. Но в любом случае мы это сделаем, и это один из приоритетов, на которые я обращаю внимание. Мы это сделаем, даже если часть маршрутных перевозок останется на коммерческой основе – полностью муниципальный транспорт не будет монополизирован государством. И для конкуренции это важно, и обязательным  требованием по новому конкурсу на маршруты для коммерческих организаций будет требование использования нового, современного, экологически чистого транспорта. И вот мы эту систему закольцуем, и, я думаю, в течение двух-трех лет мы существенно обновим и в целом решим проблему общественного транспорта.

Ведущий Константин Гришенков: Спасибо Алексей Леонидович, на связи Сергей Подолий, агентство «Доступ».

Сергей Подолий, агентство «Доступ»: Добрый день Алексей Леонидович! Практически каждую поездку по муниципалитетам Вы вручаете главам синие папки, которые стали уже знаменитыми, с поручениями и жалобами населения. Как Вы оцениваете результат работы над содержимым этих папок? Как контролируете исполнение? И, соответственно, какие территории Челябинской области Вы считаете самыми проблемными? Спасибо.

Губернатор Алексей Текслер: Да, есть у меня такая практика, собственно, синие папки – это перечень вопросов от жителей. Да, это не просто наши аналитические службы анализирует, принимают решения. Это жители формируют вопросы, я их компоную, изучаю и вручаю руководителю территории и, естественно, получаю обратную связь. Эта система налажена, не все вопросы можно решить сразу, но эти вопросы попадают в сферу контроля и ответственности муниципалитетов. Я продолжаю эту тему и поездки: 11 декабря был в Коркино, 18 – в Магнитогорске, на днях буду в Карабаше. Эту практику постоянного присутствия в муниципалитетах региона, территориях я продолжаю. Что касается того, какие наиболее проблемные территории, вы знаете, у каждой территории есть свой проблемный профиль. Есть территории, где проблемы с газификацией, и они существенно отстают по уровню газификации от других территорий. Мы, кстати, фактически в два раза увеличили объем финансирования газификации в регионе. Естественно, основные средства пошли в эти территории. В основном это запад, это Ашинский район, ряд других территорий. Есть территории, где основная  проблематика – ветхо-аварийное жилье. Мы, кстати, опережающими темпами, почти в 2 раза перевыполняем федеральную программу, идем быстрее и получаем дополнительное финансирование, точнее, финансирование, которое должны были бы получить в 2022, к примеру, мы получили уже в 2020 году. При этом выделяем и региональные средства, для того чтобы делать это еще быстрее. К тому же федеральная программа учитывает только тех, кто встал на учет по аварийности до 2017 года, а в некоторых муниципалитета такого жилья нет, и на жилье, которое стало аварийным в более поздние сроки, федеральная программа не распространяется, поэтому выделяем дополнительные региональные деньги. В основном это, конечно, наши крупные города, которые страдают от этого: Копейск у нас номер один по ветхо-аварийному жилью, если в целом смотреть по территориям. И так по каждому направлению: где-то школ не хватает, где-то больниц не хватает, поэтому во всех территориях есть чем заниматься, и мы это, безусловно, делаем. Но я бы не хотел составлять какой-то рейтинг, везде живут наши люди, везде проблемы существуют, и в зависимости от мнений и позиций жителей, на основе чего я формирую эти синие папки, мы и работаем с каждым муниципалитетом, каждому муниципалитету оказываем необходимую помощь.

Ведущий Константин Гришенков: Алексей Леонидович, пока мы заговорили о муниципалитетах, сосредоточимся на строительстве. Если проследить этот момент за все время, пока Вы «у руля», то можно сказать, что в 2019 году Вы в основном посещали какие-то «заброшки», порой даже аварийные стройки, объекты, на которых работы не ведутся. В этом году преимущественно уже посещали объекты, где работы ведутся, различные ФАПы, о которых сегодня упоминали, и прочее. Если будем говорить про год следующий, чего нам ждать? Массового разрезания красных ленточек?

Губернатор Алексей Текслер: Вы знаете, я вообще не люблю разрезать красные ленточки, и я, честно говоря, не заметил, что что-то поменялось. У меня отдельные объекты и в 2019 году были такие, где все хорошо, и, соответственно, большее количество объектов я посещал, где есть проблемы. Собственно, ради этого, ради решения проблем я и еду в территорию, чтобы на месте эту проблему увидеть. И мне кажется, этот год не был исключением и следующий год не будет исключением. Обязательно на те объекты, о которых мы договаривались, которые у меня на контроле, приехать, отфиксировать факт того, что там все в порядке. Естественно, я это буду делать, но также никоим образом не буду меньше уделять внимание тем проблемам, которые есть, а проблемы, конечно, есть.

Ведущая Анастасия Плотникова: К нам подключается 31 канал, корреспондент Мария Минина. Мария, Вам слово.

Мария Минина, 31 канал: Алексей Леонидович, здравствуйте. Хотелось бы вернуться к кадровым вопросам. Вы уже анонсировали перестановки в ряде министерств, но на федеральном уровне говорят о необходимости сокращать госаппарат. Михаил Мишустин поставил задачу провести реформу за три месяца. Вы планируете сокращать в регионе количество чиновников, на сколько и когда все это начнется, с кого?

Губернатор Алексей Текслер: Вы знаете, первое, что я сделал, когда приехал в регион, это проанализировал ситуацию с вакансиями, собственно, как сейчас федеральное правительство тоже начинает с вакансий. Я серьезным образом подрезал вакансии чиновников в регионе и в целом провел анализ ситуации с госслужащими, и могу сказать, что у нас количество госслужащих на тысячу жителей меньше единицы (порядка двух с лишним тысяч при почти трех с половиной миллионах населения) среди всех регионов Уральского федерального округа. Этот показатель у всех остальных выше единицы, я не буду вдаваться в подробности – это все официальная статистика, [увидеть], проанализировать и так далее. Поэтому у нас в этой части ситуация лучше. Не могу сказать, что у нас много чиновников. Тем более смотрю в этом году на работу отдельных министерств: министерства здравоохранения, министерства социальных отношений – огромный, колоссальный объем работы у коллег, поэтому здесь сейчас основная задача – это, конечно же, повышение качества управления. Я вам скажу откровенно: не так просто найти толкового человека на ту или иную позицию, это большая, серьезная проблема. Поэтому вопрос качества управления для меня более важная, более актуальная задача. Сейчас я, естественно, смотрю, чтобы мы оставались в пределах тех задач и установок по численности, о чем я только что говорил, мы планируем быть, скажем так, лидерами в этом вопросе.

Ведущий Константин Гришенков: Спасибо, очень хочется послушать коллег из Магнитогорска. Ирина Чурилина, мы Вас слушаем.

Ирина Чурилина, газета «Магнитогорский рабочий»: Алексей Леонидович, здравствуйте!

Губернатор Алексей Текслер: Здравствуйте!

Ирина Чурилина, газета «Магнитогорский рабочий»: Каким Вы видите развитие агломерации? Интересно, конечно, послушать по Магнитогорску, начиная от строительства мусорного полигона и заканчивая различными образовательными программами. Знаем, что точек соприкосновения Магнитогорска с близлежащими районами очень много, но вот хотелось бы узнать Ваше видение и послушать, какие конкретно шаги будут предприняты в этой связи. Спасибо большое!

Губернатор Алексей Текслер: Да, спасибо. Вопрос развития агломерации, действительно, крайне важный. Если мы говорим о росте экономического потенциала, то во многом рост экономического потенциала обеспечивается нашими агломерациями. У нас несколько агломераций. Понятно, Челябинская агломерация – это Челябинск, Копейск, Сосновский район, Красноармейский район, Еткуль, Еманжелинск, это агломерация Горный Урал, горнозаводская зона, и, конечно же, Магнитогорская агломерация, о которой сейчас Ирина сказала. У меня особе отношение к Магнитогорску. Я считаю, что этой территории, как ни удивительно, уделялось меньше внимания, чем Магнитогорск заслуживал. На самом деле то же самое касается Челябинска, но тем не менее когда мы говорим о развитии Магнитогорской агломерации, мы уже кое-что сделали в этом году. 

Я считаю, что те же решения по «Ласточке», когда мы соединили комфортным транспортом две наши крупнейшие агломерации, способствовало развитию Магнитогорской агломерации. В том числе мы приняли принципиальное решение о строительстве новой многофункциональной больнице в Магнитогорске. В этом году, кстати, ввели в эксплуатацию большой новый открытый каток рядом с ареной «Металлург». Выделили беспрецедентные деньги, около двух миллиардов рублей, на дорожное строительство. Такого никогда не было. Это в разы выше, чем происходило традиционно, и есть новые улицы, которые строятся. То есть не просто ремонтируются, а строятся новые улицы, улица Зеленая в частности. Приступили к ремонту путепровода на улице 9 Мая. И масса других мероприятий. Я уже про общественный транспорт говорил. Мы много уделяем времени этому, и, конечно, Магнитогорск – это центр притяжения всех тех муниципалитетов, которые находятся рядом, это Кизильский, Агаповский район, но и еще, естественно, Башкирия, потому что Башкирия находится рядом, и мы рассчитываем на то, что Магнитогорск будет не просто внутрирегиональной, но и межрегиональной агломерацией. Собственно, многие, в том числе промышленные  и  бизнес-проекты с соседней Башкирией, они и так работают на Магнитогорскую агломерацию, поэтому будем уделять внимание, будем выделять бюджетное финансирование, необходимое для развития этой территории. Я постоянно бываю в Магнитогорске, мы обсуждаем все планы. Я могу сказать, что я вижу динамику. Все, о чем мы договаривались в прошлом году, в этом году в Магнитогорске  было реализовано. Не буду перечислять. Я там был недавно и по итогам поездки давал расширенную информацию, что было сделано, и в общем и целом я этой работой удовлетворен. 

Ведущая Анастасия Плотникова: А мы продолжаем итоговую пресс-конференцию губернатора Челябинской области. Сейчас на связи Любовь Афанасьева, агентство «Интерфакс». Вам слово.

Любовь Афанасьева, агентство «Интерфакс»: Здравствуйте, коллеги, Алексей Леонидович! Я бы хотела вернуться к экономической тематике, перспективам 2021 года. Вы, наверно, согласитесь, что одним из основных индикаторов состояния экономики и промышленности являются инвестиции, поэтому мой вопрос связан с инвестициями. Как Вы считаете,  каким будет инвестиционный процесс в регионе в следующем году? Что будет с инвестициями в основной капитал крупных и средних предприятий? Какие проекты будут продолжены? Может, будут какие-то проекты приостановлены? Какие проекты Вы бы отметили в числе знаковых проектов региона как с точки зрения суммы инвестиций, так и так и с точки зрения уникальности, инновационности продукции? И если позволите, хотелось еще отдельно задать вопрос о судьбе Челябинской ТЭЦ 2. «Фортум» озвучивал готовность рассмотреть возможность перевода с угля на газ этой ТЭЦ. Как продвигается решение этого вопроса, удалось ли найти варианты поддержки проекта в части реконструкции золошлакоотвалов? Спасибо.

Губернатор Алексей Текслер: Да, Вы правы. Тема инвестиций ключевая, основная, наряду с развитием малого и среднего бизнеса, с развитием экспортного потенциала и роста производительности труда в регионе. Вот, пожалуй, основные направления, которые могут дать существенный дополнительный толчок в развитии нашей экономике, и по каждому из этих направлений мы работаем. Что касается инвестиций, инвестиций крупных компаний, то они продолжаются. Здесь, можно сказать, я внес определенную лепту: когда мы со всеми нашими крупнейшими предприятиями сели и договорились, подписали соглашение по экологии, потому что это тоже инвестиции, очень важные инвестиции. Все наши крупнейшие промышленные предприятия подписали соглашения об инвестировании в экологию региона, и это десятки миллиардов рублей. Это важно. И, собственно, эти мероприятия реализуются в настоящий момент.

В частности, вспоминая опять же Магнитку – в этом году на ММК был завершен ремонт доменной печи с новой аспирационной системой газоочистки. Это и повышение эффективности действующего производства, и решение экологических задач. И в каждом сегменте такие проекты есть. Крупный бизнес, конечно, формирует основу высокого потенциала, и надо сказать, что это не просто инвестиции, скажем так, традиционного плана. Ничего подобного. Современное металлургическое, машиностроительное производство достаточно инновационное. Если посмотреть на стан 2500, который запущен в Магнитогорске, это современнейшее производство, где используют элементы искусственного интеллекта, и наш ЮУрГУ помогает эти проекты реализовывать. Это такая коллаборация с наукой. 

Из достижений, которые я могу отметить, – строительство нового предприятия в Верхнем Уфалее. Это очень важная история. Слово «депрессия» я не люблю произносить применительно к нашим территориям. Но в Верхнем Уфалее, когда я в первый раз туда приехал, настроение у людей было, мягко говоря, не очень. Градообразующее предприятие было несколько лет назад закрыто. И вот, как в сказке Пушкина, люди у разбитого корыта. Нам удалось найти инвестора. Будет новое, современное экологически чистое производство, 1000 рабочих мест, инвестиции порядка двадцати миллиардов рублей для такой территории. Сразу начали заниматься социальной сферой: три новых дома, фактически два – один двухсекционный. С советских лет в Верхнем Уфалее ничего не строят. Новое жилье, которое мы сделали, как раз пример того, как одно решение, инвестиционное, экономическое, тянет за собой другое, социальное. И это правильно. Только так комплексно можно развивать территорию. Я очень рад, что это случилось. Это хороший пример. Может, это громкое слово, но оно правильное  – «возрождение» территории, и я уверен, что к этому нужно так и относиться.

У нас, по сути, у каждого крупного предприятия есть планы развития. Это и «ЮжУралзолото», и «Магнезит» (сейчас реализует крупные проекты), и Ашинский металлургический завод, и та же Русская медная компания. Про Магнитогорск я уже говорил – начинается реконструкция с коксохимического производства, это тоже вопрос экологии, работа определенная ведется и «Мечелом» –  с коллегами мы договариваемся об улучшении экологической ситуации в этом году. Новая газоочистка на конверторе заработает, что хорошо. Я в хорошем смысле «добиваю» коллег, чтобы все оставшиеся экологические проблемы были решены. 30 соглашений заключили со всеми предприятиями промышленных городов региона. Я сейчас не говорю про Челябинск, Магнитогорск, это мы делали еще в прошлом году. А в этом году мы вовлекли в этот процесс все наши промышленные территории. Это тоже важно – это и инвестиции, и экология в том числе. Промышленные предприятия  – это часть вопроса. Если мы хотим двигаться дальше, основной потенциал – это, конечно, инвестиции, которые могут и должны вкладывать вместе с развитием малого и среднего бизнеса наши бизнесмены.  Вот здесь основной потенциал, если мы говорим о росте экономики. У нас каждый четвертый сегодня занят в сфере малого и среднего бизнеса. Здесь и меры поддержки, которые мы оказываем, ну и самое главное – это комплексный вопрос. Что такое малый бизнес?  Услуги. Создаешь современное городское пространство – появляются разного рода бизнес-услуги,  которые приходят, и эта территория оживает. Не просто помочь бизнесу дело открыть или сопроводить его, бизнес-план написать, понимаете, это такой комплексный вопрос развития городского пространства в целом и сразу возникает, оживляется эта история малого и среднего бизнеса. 

Помогаем экспорту, а что такое экспорт? Это критерий того, что вы производите это качественно, если это идет на экспорт. У нас агропромышленный комплекс достаточно развит в этой части. Тоже мы реализуем ряд программ поддержки, помощи. Экспорт нашего аграрно-промышленного комплекса тоже важнейшее направление, на которое мы обращаем внимание, ставим пред собой задачу серьезно увеличить объемы, до 150 миллионов долларов в год. Это для нас большая цифра, если мы говорим про экспорт. И работаем в области производительности труда.  Реализуем национальный проект. У нас десятки предприятий вовлечены в этот процесс. Так что вот такая интенсификация работы по каждому из этих направлений и даст рост экономики, и в пандемию это особенно важно.

Ведущая Анастасия Плотникова: На очереди уже следующий вопрос. С нами Олеся Тимонина, радио «Южный Урал».

Олеся Тимонина, радио «Южный Урал»: Если вспомнить первые месяцы Вашей работы, то тогда Инстаграм стал площадкой, на которой южноуральцы начали общаться с Вами напрямую, и это было непривычно и даже странным кому-то казалось. И вот сейчас начал работу Центр управления регионом, который как раз и создан для того, чтобы мониторить обращения людей в соцсетях и передавать эту информацию властям. Этот формат оказался настолько востребованным? Он действительно эффективен в решении проблем в территориях? Спасибо.

Губернатор Алексей Текслер: Спасибо Вам. Я считаю, что тематика общения с жителями, получение прямой обратной связи через социальные сети, в частности через Инстаграм (это та площадка, которую я веду лично), оказалась крайне эффективной. У меня, кстати, за этот год прирост порядка ста тысяч подписчиков, и это хорошо. Я вижу вовлеченность людей, откровенно скажу, даже сам нередко отвечаю, и люди по-разному реагируют на это. Кто-то верит, кто-то не верит. Большинство реагирует, что это в порядке вещей, так и должно быть. Все хотят, чтобы я отвечал, но у меня просто времени не хватает на это. Поэтому это важное направление. Кстати, у нас в Инстаграме есть Красный блокнот, это, собственно, тот элемент, где уже не лично я, а команда отвечает на вопросы жителей, и это тоже важно.

Действительно, мы создали в этом году, недавно открыли Центр управления регионом, это проектный офис, где происходит мониторинг всех обращений, которые идут по различным каналам. Они систематизируются, анализируются, и это, кстати, важная история. Потому что как раньше работала эта тема с обращениями граждан? Приходит обращение, и сначала оно поднимается наверх, до начальника, который расписывает, потом опускается вниз, до исполнителя, и вот  2/3 времени вообще уходит на эту историю. Сейчас, в том числе благодаря элементам искусственного интеллекта, мгновенно анализируется весь массив данных, массив обращений, расходится по исполнителям, а кроме этого, набирается и аналитическая составляющая (на что люди больше всего обращают внимание) для принятия больших, системных решений, системных мер. Поэтому это очень важная задача, но мы пойдем дальше. Мы сейчас приняли решение и будем создавать ситуационно-аналитический центр, по сути, это центр управления регионом уже не только с точки зрения мониторинга обращений, но с точки зрения анализа всего того, что происходит в регионе, для своевременной реакции на это. Считаю, что мы таким образом сможем повысить качество управления обратной связи и принятия решений, в том числе стратегических решений, потому что основной задачей будет это как раз аналитика всего массива данных для принятия быстрых и правильных управленческих решений.

Ведущий Константин Гришенков: Спасибо. Давайте послушаем Наталью Зарифову, главного редактора газеты «Карабашский рабочий». Наталья, расскажите нам, что же сегодня волнует карабашцев?

Наталья Зарифова, газета «Карабашский рабочий»: Алексей Леонидович, здравствуйте! Во время Вашего визита в Карабаш на встрече с жителями поднимался вопрос о высоких платежах за тепловую энергию. Так, в среднем за горячую воду и тепло карабашцы платят 5-6 тыс. рублей в месяц. Вы обещали организовать проверку по данному вопросу. На каком этапе находится решение этой проблемы? Спасибо.

Губернатор Алексей Текслер: Да, проверка была организована, но надо признать, что, к сожалению, в Карабаше не оптимальные схемы теплоснабжения, что в общем создает большую нагрузку на рефинансирование. И здесь в этом тарифном, не тарифном, скажем честно, регулировании платежи в Карабаше были снижены до порядка 10%, мне надо уточнить. Я, кстати, на днях буду в Карабаше и для себя дополнительно проанализирую эту ситуацию. Но и для юридических, и для физических лиц платежи были снижены, однако запрос на снижение в разы более высокий, и 8-10% снижения при тех цифрах, что были сказаны, конечно, людей не удовлетворяют. И там надо заниматься совершенствованием этой системы, но что плохо? Плохо, что какое-то время назад вложили туда средства, сделали установку конгенерации, но, собственно,  не эффективна сама схема, место неудачное, так сказать, большие плечи. И всё это требует больших расходов на ее содержание. То есть чтобы оптимизировать эту схему, нужны снова инвестиции, а это снова дополнительные ресурсы. Вот цена ошибки, приводит к таким моментам, но мы эту работу обязательно продолжим, там определенная динамика есть, но дальше нужно смотреть уже на какие-то более серьезные меры, анализировать их с точки зрения финансовых, инвестиционных возможностей. Если найдем инвестора, это хорошо, если не найдем, с этим будет сложнее. Поговорю с градообразующим предприятием. Я продолжу заниматься этой проблемой, понимаю, что уже сделано, и это хорошо, но есть запрос на более радикальное решение.

Ведущая Анастасия Плотникова: Продолжим. Слово Ильдару Гиззатуллину, «Аргументы и Факты». Здравствуйте, Ильдар!

Ильдар Гиззатуллин, газета «Аргументы и Факты»: Здравствуйте, меня слышно?

Губернатор Алексей Текслер: Да.

Ильдар Гиззатуллин, газета «Аргументы и Факты»: Алексей Леонидович, здравствуйте еще раз! Такой вопрос: подскажите, есть у Вас какой-то рецепт кардинального изменения ситуации с коррупцией в области? Какие случаи Вам показались наиболее вопиющими? И такой вопрос еще вдогонку, который, возможно, тоже в какой-то мере имеет отношение к первому. Вы неоднократно во время проездов по региону устраивали разнос, скажем так, нерадивым чиновникам. У Вас есть какой-то алгоритм действий? То есть вот этому человеку можно дать второй или третий шанс, а вот в отношении этого уже можно сделать уже выводы, тут уже ситуация ясная. Спасибо.

Губернатор Алексей Текслер: Что касается коррупции, все более-менее громкие решения, которые озвучивались и попадали в публичную плоскость уже после моего прихода, они так или иначе были связаны с проверками, которые проводила региональная власть, я имею в виду главное контрольное управление и Контрольно-счетную палату. И по итогам этих проверок, я могу сказать, что все факты, которые были выявлены, они все были переданы в правоохранительные органы – это и есть меры борьбы с коррупционными проявлениями. И я даже как-то говорил, что, к сожалению, даже один нерадивый чиновник, который попался на взятке, дискредитирует всю систему власти, и это очень плохо. Мы будем безжалостно с этим бороться. Здесь никаких других вариантов быть не может, особенно когда речь идет о сфере здравоохранения в нынешней ситуации пандемии. И, знаете, по отдельным фактам расследования продолжаются, и мы активно помогаем нашим правоохранительным структурам решать эти проблемы и продолжим решать их дальше. 

Что касается разносов чиновников… Ситуации разные. Вы знаете, иногда приедешь в территорию, и прямо видно, что проблемы. И, действительно, устроишь разнос. И видишь восприятие людей, и через некоторое время ситуация исправляется. Это один случай, и здесь надо каждый раз давать людям шанс. Но там где видно, что давай-не давай шанс, так сказать, у человека нет желания решать проблемы людей, там я, конечно, принимаю решение, кадровое решение, даже часть этих решений нравится. Поэтому ситуации разные. Где-то объективные сложности, застарелые проблемы, которые без помощи региона не решить. Я глав спрашиваю: ну почему не обращаетесь за помощью? Отвечают: когда-то обращались, нам не помогли, ну и как бы все. Это не правильно. Я всегда очень чутко отношусь к тем просьбам, к тем обращениям, которые составлены муниципалитетами, все что мы можем сделать, мы обязательно сделаем. Да, где-то нужна приоритизация, но больше всего вопросов – это здравоохранение, это дороги, это газификация, это ветхо-аварийное жилье, по каждому из этих направлений мы в разы увеличили финансирование, в разы. Конечно, то, что не делалось 20 лет, за год сделать невозможно. И мы сохранили сейчас по всем этим направлениям финансирование, несмотря на сложный год (я не говорю про дефицит и так далее), чтобы помощь пришла во все территории, где есть потребность в газификации, жилье, дорогах и прочем, чтобы мы динамично развивались по этим направлениям. Вот еще один пример приведу. Я недавно разбирался, ругался с нашим министерством сельского хозяйства и с рядом территорий. Есть отличная программа комплексного развития села, внутри есть тема газификации, необходимо сделать проект, выйти на федеральное министерство и пройти там два конкурса, и, собственно, выделяли деньги, и эти деньги получали. В этом году сумма была гораздо ниже, чем в прошлом, потому что ряд условий, там не просто нужно газификацией жилья заниматься. Да, но обязательно нужно, чтоб туда попадали сельскохозяйственные предприятия, в этом смысл комплексного развития села: чтобы и предприятия развивались и, соответственно, социальная сфера, жилье и так далее. Вот жилье предусмотрели, а производство нет. И всё, соответственно, рейтинг пониже, чем у других территорий, а мы уже средства не получим. Где вы были, почему эта проблема возникла только сейчас? Минсельхоз не обратил внимания, главы не обратили внимания, все проекты по очевидному условию не прошли. Вот сейчас они эту ситуацию исправляют. Вот, собственно, цена ошибки, управленческой ошибки, конкретные проблемы по газификации  населенных пунктов. 

Ведущая Анастасия Плотникова: А я передаю слово представителю сайта 74.ру Надежде Кондрашовой.

Надежда Кондрашова, портал 74.ру: Добрый день, Алексей Леонидович! В продолжение темы коррупции. Вопросов по ней много, но мы остановимся на двух моментах. В последнее время у нас в регионе создаются новые фонды, в которые будут направлять бюджетные средства, и это вызывает вопросы и некоторые сомнения. Взять тот же фонд по поддержке спорта. Через него будут проходить миллиардные субсидии хоккейному клубу «Трактор». К сожалению, в России такая ситуация сложилась, что некоторые фонды у нас используются для денежных махинаций. Как в нашем случае будет контролироваться чистота расходования бюджетных средств и вообще зачем эти фонды нам нужны? Ведь, по сути, «Трактор» раньше получал деньги через бюджет Челябинска. Теперь он будет получать через новое звено, которое кажется еще менее прозрачным. А вторая часть вопроса, касающаяся контроля бюджетных трат, это у нас набережная за полмиллиарда рублей. Деньги из бюджета выделены большие, но в этом году она практически не строилась. У вас есть какие-то вопросы к мэрии или подрядчику?

Губернатор Алексей Текслер: Давайте с фондов начнем. Собственно, создание спортивного фонда – это как раз движение в сторону чистоты и прозрачности. Как раньше происходило? Куча этапов. Выделяются региональные деньги через муниципалитет, финансируется тот или иной муниципалитет, финансируется та или иная команда. Деньги могут получить все сразу в первый рабочий день года, а сама потребность в этих деньгах может быть в конце года. Но это еще не самое страшное. Потом начинаешь разбираться, муниципалитет говорит: это региональные деньги. Вопросы к министерству, министерство говорит: это надо через муниципалитет – и крайнего не найдешь. Поэтому что касается фонда, это как раз вопрос абсолютной прозрачности средств, которые будут направляться на финансирование профессионального спорта. И я могу привести пример волейбольного клуба «Метар». Частная лавочка была. Частная лавочка, куда ныряли бюджетные деньги, так сказать. Эти фонды, кстати, во многих территориях ровно так и финансируют профессиональный спорт, по потребностям, с отчетностью, со стопроцентным контролем. Как я уже сказал, тут разбираешься, и крайних нет, почему так происходит, а не по-другому, потому что много вот много цепочек и не с кого спросить. Здесь будет с кого спросить. Это будет одна структура. Она будет абсолютно прозрачна, абсолютно понятна, внутри здесь проблем не будет.

Что касается набережной. Набережная – вопиющий случай. Я сам лично  занимался тем, что выбивал федеральные деньги на эту набережную в прошлом году как раз под саммит ШОС и БРИКС. Меня, конечно, эта ситуация крайне возмутила. Знаете, я в начале осени приезжал на объект, ругался. И в итоге что мы имеем? Мы имеем недостроенный объект, причем в этом объекте никакой сложности с точки зрения стройки нет, подрядчик не организовал фронт работы, в первую очередь это вина подрядчика. Мой отдельный вопрос там был к объектам, которые сопрягаются, но они на сто процентов никак не влияют на то, что подрядчик взял и не выполнил объем работ, за который подписывался. Решили расторгать такой контракт, потому что это никуда не годится. Надо смотреть на будущее, это ключевой объект благоустройства города, который должны были закрыть, точнее, завершить в этом году. Сейчас  объемы будут переносить на следующий год, уже новый, другой подрядчик будет этим заниматься объектом, опять же там нет ничего сложного, не космический корабль надо сделать, понимаете. А мы вот… Вопрос качественных подрядчиков, тех, которые берут на себя обязательства и их выполняют, конечно, крайне актуален. Можно привести массу примеров в регионе, где как раз мы видим сбои в первую очередь по вине подрядчиков. Учитывая, что подрядчик появляется через определенную конкурсную процедуру и расторгнуть с ним отношения – это тоже определенная процедура, потом новые конкурсы, и вот на фоне этого там, где начинаются сбои, мы имеем долгострой, имеем проблемы и прочее. Но опять же я думаю, что ситуация будет исправляться, потому что каждый этот случай мы подробно разбираем, и надеюсь, что в будущем этих проблем у нас не будет. Ну а набережную мы сделаем.

Ведущий Константин Гришенков: Позволю себе маленький комментарий. От игры «Трактора» в этом сезоне сердце бьется порой быстрее, чем сейчас от прямого эфира без суфлера. Давайте продолжим.

Губернатор Алексей Текслер: Я бы отметил не «Трактор» а «Металлург», мы на 3,4-м месте сегодня в Восточной конференции, сегодня команды бьются за плей-офф. Так что я этим годом удовлетворен больше, чем прошлым.

Ведущий Константин Гришенков: Хорошо, продолжаем, на связи у нас телеканал «Урал 1». Александра Мыльникова, слушаем вас. Александра?

Александра Мыльникова, телеканал «Урал 1»: Алексей Леонидович, здравствуйте! Скажите, пожалуйста, какое решение по ковиду Вам было принять тяжелее всего как губернатору и как главе семьи?

Губернатор Алексей Текслер: Знаете, вся ситуация по ковиду была такой новой, никто не ожидал, что так будет по большому счету. Хотя где-то за месяц было понятно (мои коллеги знают, с кем я общался), что придется принимать определенные решения, но по большому счету это, что называется, первый раз в первый класс. Каждый день мы принимали решения, я не выделю про какую-то отдельную меру, но каждую меру обсуждали очень подробно, и я тут сказал бы наоборот, по каким мерам мы решения не приняли и какая из этих мер больше всего запомнится. Помните вопрос с пропусками? Во многих регионах наделали паспорта, пропуска разного цвета и так далее. Очень популярная тема была в рамках этих ограничительных мер. Мы разработали и презентовали систему, может быть, помните. Но мы ее так и не ввели, я посчитал, что нет в этом потребности,  считаю, что мы правы. В целом, вы помните, я каждый день проводил брифинги, тоже такой необычный формат. Я понимал, что нужно было от первого лица все, что мы обсуждаем, доносить до людей напрямую, чтобы было понятно, что происходит в регионе. Потому что каждый день ситуация менялась, принимались отдельные федеральные решения. Был серьезный локдаун. Самое важное, что мы не закрыли наши базовые отрасли: стройку, ряд других отраслей, я уже об этом говорил. В целом экономическая жизнь продолжалась в регионе. Да, были пострадавшие отрасли. У нас люди сидели по домам, школьники учились дистанционно. Каждое из этих решений было непростым, но в целом мы достаточно достойно как регион, все вместе: власть, жители, бизнес – прошли эту ситуацию. На этот год ретроспектива достаточно достойная. Мне кажется, мы этот баланс смогли соблюсти. Не было каких-то странных решений, которые бы общество не приняло. Многие регионы принимали разные решения, диву даешься какие. Но мы этот баланс соблюли.

Ведущая Анастасия Плотникова: Продолжим. Агентство «Полит74», Наталия Окорокова, главный редактор, прошу Вас.

Наталия Окорокова, агентство «Полит74»: Добрый день, Алексей Леонидович, у меня вопрос на тему экологии. Многие южноуральцы не доверяют данным о состоянии воздуха, которые у нас озвучивают и промышленники, и различные официальные структуры. В региональном экологическом стандарте предполагается создание единой системы мониторинга. Будет ли в ней предусмотрена возможность верификации данных, чтобы ни у кого не возникало сомнений в их объективности?

Губернатор Алексей Текслер: Экология для меня – это ключевой приоритет. Я в своей деятельности переживаю каждый вопрос в этой части как личную задачу и лично разговариваю с предприятиями, от которых во многом зависит экологическое благополучие. Была эта идея с региональным экологическим стандартом, мне кажется, мы ее реализовали. Мы будем этот институт усовершенствовать. Я смотрю реакцию других регионов, ко мне и губернаторы обращались: а что, а как? Многих этот формат интересует. Я уверен, что мы существенно, благодаря тем мерам, которые принимаем, улучшим ситуацию в регионе. Я лично все для этого сделаю. И тема мониторинга, и тема объективности данных. Вот вы говорите, мониторят власти. По большому счету это даже и не власть, сами предприятия эту информацию дают. Система мониторинга – это как раз система, мы ее сейчас инициируем, у нас есть национальный проект, мы идем чуть раньше. Я уже завтра открою центр мониторинга, в рамках национального проекта эта задача стоит на ближайшие годы. Мы идем здесь пионерами, потому что год назад было понятно, что эту систему надо вводить. Это нужно жителям, это нужно власти. Здесь должно быть единое понимание, какие у нас проблемы, чтобы было понятно, что мы решаем, какую задачу мы решаем. Поэтому здесь система мониторинга заработает.

Я завтра побываю на этом объекте, она (система) уже де-факто работает. Это передвижные, стационарные посты мониторинга и отдельные датчики, которые устанавливаются вокруг предприятий и в особых местах, где при анализе оптимального расположения розы ветров, было определено, что нужно этот датчик поставить. Эта система заработает на карте Челябинска. Можно будет увидеть по каждому из этих датчиков и станций, какая там ситуация. Будет шкала: если все горит зеленым, это все в пределах допуска. Если ситуация ухудшается в моменте, то это сразу будет видно. Более того, ставится задача делать прогноз по силе ветра, по ряду других направлений. Это тоже будет важным моментом для своевременного реагирования на экологическую ситуацию. Самое главное – мы сможем определять источник проблемы. Эти обсуждения, когда что-то произошло, через два часа приезжает станция мониторинга, а через два часа там уже ничего нет. Было или нет, вот иди и разбирайся, до суда или до Росприроднадзора дело не дойдет, потому что уже поздно. А когда вокруг датчики стоят, уже не получится, понимаете. Поэтому здесь вопрос полного доверия необходим, я уверен, что предприятия, когда поймут, что это реально работает, начнут на эту систему обращать внимание. Этот элемент работы в экологическом направлении даст свой результат. Поэтому это последовательное соглашение, снижение объемов выбросов, газомоторный транспорт, вопросы не только чистого воздуха, но и чистой воды, система мониторинга и экологический стандарт – это все элементы той работы по экологии, которую мы ведем. Важно, чтобы у нас не было никакого сомнения, что это не просто задача, не просто кто-то нас заставляет. Мы сами, мы, общество, решили, что это правильно и мы эту проблему решим. Все, кто загрязняют, никуда не денутся. Требования общества сегодня таковы, что просто закрывать глаза на эту проблему невозможно. Наши города станут чистыми, и мы эту проблему решим.

Ведущий Константин Гришенков: Я предлагаю вновь отправиться в область, у нас коллективный вопрос от жителей. На этот раз на связи Южноуральск.

Группа жителей Южноуральска (видеовопрос): Дорогой наш Алексей Леонидович, мы хотим спросить, сколько еще будут издеваться над нашими детьми? Уже больше года мы бьемся за судьбу наших детей. Над ними издеваются и унижают все представители власти. Как Вы уже, наверно, знаете, больше года назад в нашей южноуральской цирковой студии произошла трагедия – сорвалась девочка. С тех пор нашим детям нет житья. Нас то выгоняют из залов, то вновь пускают. Директор ДК может выгнать детей прямо с тренировки. Дети уходят в слезах. Дошло до того, что детям запрещено выступать на площадках Южноуральска и участвовать в новогодних представлениях, хотя дети готовились полгода. Сколько это можно терпеть, сил нет! Мы родители детей цирковой студии просим Вас встретиться с нами и выслушать нас лично.

Губернатор Алексей Текслер: Я эту проблему не знаю, я обязательно ее решу. Дети должны, если есть желание и безопасно все организовано, заниматься своим любимым направлением, я так понимаю, это цирковая студия. Сегодня же дам все необходимые поручения, проблема будет решена. Очень важно, я так понял, что была трагедия с ребенком, в цирковом искусстве есть опасные элементы, и обеспечить безопасность детей – самое важное. Если безопасность обеспечена, то дети будут заниматься, все усилия приложу, чтобы это произошло. 

Ведущая Анастасия Плотникова: А мы, как журналисты, будем следить за этой историей. Алексей Леонидович, мы уже в эфире два  часа, предлагаю продолжить. У нас вопрос из территории. Передаю слово Вениамину Курашко из Верхнего Уфалея, газета «Уфалейский рабочий».

Вениамин Курашко, газета «Уфалейский рабочий»: Алексей Леонидович, добрый день! Вы уже упоминали город Верхний Уфалей в качестве депрессивной территории, но которая постепенно начинает возрождаться. В связи с этим есть вопрос: будете  ли Вы содействовать продлению срока действия статуса ТОСЭР, который наш округ получил в ноябре 2017 года? Какой эффект дала работа ТОСЭР в Челябинской области по итогам 2020 года?

Губернатор Алексей Текслер: У нас в области пять территорий опережающего социально-экономического развития, Верхний Уфалей – одна их них. До 2026 года действует статус ТОСЭР Верхнего Уфалея. Почему этот год был принципиальным: если в течение трех лет заключается инвестиционное соглашение, то действуют максимальные льготы. Повторюсь, я очень рад, что по Верхнему Уфалею мы успели в это окно войти, я предлагал Правительству РФ на срок пандемии продлить время, когда действуют максимальные льготы в ТОСЭР с момента организации. Правительство сейчас рассматривает это предложение, возможно, оно будет. С десяток проектов есть только в Верхнем Уфалее, статус ТОСЭР начал реализовываться, самый большой и важный объект – одна тысяча рабочих мест будет – это принципиально для территории. ТОСЭР есть в ряде других территорий (Миасс, Бакал, Озерск, Снежинск), там тоже реализуются проекты, не скажу, что меня полностью удовлетворяет работа по поиску инвесторов, которая есть. Вы знаете, я давал отдельное поручение экономическому блоку. Определенный результат был: появились несколько новых проектов, мы постоянно работаем с Правительством РФ и постоянно расширяем виды деятельности,  недавно по Бакалу расширили (там действует предприятие, развивается активно легкая промышленность), мы способствовали этим решением по ряду проектов в Миассе, ждем интенсификации работы по закрытым административным территориям, там ситуация во многом зависит от проектов, которые может реализовать Росатом либо привлекая партнеров. Это огромная корпорация, всегда есть потребность в тех или иных услугах, мы заинтересованы, чтобы для всего Росатома новые производства организовывались у нас, на территориях Озерска, Снежинска, в этом направлении с коллегами из Росатома работаем. Процесс идет, это полезная история, но вопросы по количеству проектов и по их качеству остаются. В рабочей ситуации находимся постоянно, а что касается статистики, то Вениамину эту статистку передадим, речь идет о тысячах рабочих мест, десятках проектов, и этот год был самый урожайный, несмотря на пандемию. 

Ведущий Константин Гришенков: Передаю слово Александру Файрузову, «ЧелябинскСегодня». Александр, слушаем Вас. 

Александр Файрузов, портал «ЧелябинскСегодня»: Добрый день, Алексей Леонидович, вопрос у меня такой. Собственно говоря, ситуация с мусорным полигоном начинает быть критичной, мы до сих пор не получили нормальный полигон, текущий полигон, места под мусор уже нет, а города, входящие в Челябинский кластер, рискуют оказаться с большой мусорной проблемой в 2021 году. Как сейчас продвигается решение данного вопроса и что нас ждет по данному моменту в следующем году?

Губернатор Алексей Текслер: Во-первых, Александр, мне кажется, у Вас весьма пессимистическая оценка того, что происходит. Я уже сказал, что мы систематизировали работу, утвердили новую территориальную схему, насколько я помню, у полигона в Полетаево все разрешения до 2024 года. Там идет заполнение действующей карты, действуют линии мусоросортировки, и работа ведется со всеми необходимыми разрешениями. И в 2021 году работа будет продолжена. Как я уже сказал, у Полетаево ограниченный ресурс. Мы не собираемся делать там на веки вечные полигон, расширять его до бесконечности. В том формате, в тех разрешениях, что есть, с сортировкой, с соблюдением всех требований, работа продолжится, но дальше мы смотрим на то, чтобы подальше от города убрать полигон. В рамках новой территориальной схемы Чишма, населенный пункт в Сосновском районе, определена местом, где мы планируем организовать новый полигон со 100-процентной сортировкой мусора. Это будет современный полигон, экологически чистый, насколько это возможно в рамках современных требований, и эту работу будем продолжать. 

Ведущая Анастасия Плотникова: Ну а сейчас к нам подключается Миасс. С нами сегодня Максим Туманов, издание «Миасский рабочий». Максим, Вам слово.

Максим Туманов, «Миасский рабочий»: Алексей Леонидович, у меня вопрос о спорте, в частности о футболе, который, несмотря на пандемию, развивается, жив и имеет перспективы. Футболисты миасского «Торпедо» уже несколько лет успешно выступают в третьем дивизионе первенства России. А в этом году сделали «золотой дубль», выиграв чемпионат и кубок Урала и Западной Сибири. Таким образом, они завоевали право на повышение в классе, выступление во втором дивизионе. Кроме того, в этом году при Вашей поддержке в Миассе было открыто искусственное поле с подогревом. А ранее была проведена масштабная реконструкция стадиона «Труд». Выполнены два необходимых условия для выступления миасской команды во втором дивизионе. У меня такой вопрос. Планирует ли область и дальше поддерживать развитие футбола в Миассе и способствовать выходу миасского «Торпедо» во второй дивизион?

Губернатор Алексей Текслер: Я когда был в Миассе в последний раз, встречался с болельщиками, инспектировал как раз строительство новой ледовой арены, которая находится в непосредственной близости от стадиона. Зашел на стадион, подошли болельщики, подарили мне атрибутику клуба «Торпедо», задавали похожие вопросы. Первое. Уже об этом было сказано, клуб – это не только клуб, самое важное – это создание условий для болельщиков и футболистов. Поэтому мы вложили средства, модернизировали поле, это искусственное поле, но с подогревом. Таких полей, кстати, не так много. Что касается трибун, тоже работу провели определенную. Создали условия. Команда – молодцы, пробились, есть спортивный результат. Поэтому будем оказывать необходимую поддержку, увеличим финансирование. Единственное, я поставил такой вопрос: есть спонсоры, собственники, которые на паритетных началах  с регионом должны увеличить финансирование. Насколько я знаю, там все в порядке, поэтому мы продолжим помогать команде, я знаю, что Миасс очень активно болеет за «Торпедо», обязательно будем помогать. Желаю спортивных успехов команде и болельщикам.

Ведущий Константин Гришенков: Настя, а тебе какой вид спорта больше нравится? Футбол или хоккей?

Ведущая Анастасия Плотникова: Я болею за ватерпольную «Уралочку».

Ведущий Константин Гришенков: Это здорово! Но здорово будет получить и свое, южноуральское футбольное дерби, не только хоккейное. Двигаемся дальше. У нас на очереди Сатка. На связи Светлана Перфильева, «Саткинский рабочий».

Светлана Перфильева, «Саткинский рабочий»: Добрый день, коллеги, как слышно?

Ведущий Константин Гришенков: Слышим Вас отлично, задавайте вопрос.

Светлана Перфильева, «Саткинский рабочий»: Здравствуйте, Алексей Леонидович, у нас вопрос  по благоустройству.  В Сатке при содействии региональных властей началась реконструкция Каргинского парка. Этот проект очень важен, очень значим для жителей. Обозначьте, пожалуйста, возможные перспективы дальнейшего финансирования этого проекта. И если позволите, сразу второй вопрос. В селе Айлино Саткинского района существует давнишняя проблема, это отсутствие нормального детского сада. Обсуждался вопрос строительства детского сада-школы. Но в данный момент он не решается. Можно ли рассчитывать на финансирование этого проекта в ближайший год? Спасибо.

Губернатор Алексей Текслер: Начнем со школы. Это совмещенный объект, школа и детский сад. Решение о финансировании объекта принято. Сдвижка была из-за проблематики с проектно-сметной документацией. Этим занимался район и министерство образования. В настоящий момент эти проблемы, насколько я знаю, решены. Заключение Главгосэкспертизы вот-вот должно быть получено. Надо уточнить, возможно, это уже сделано. Неделю назад, когда мы смотрели планы на будущее, мне докладывали, что она на выходе. Исхожу из того, что со следующего года мы начнем финансирование этого объекта, и в течение полутора лет он должен быть построен. И эта проблема будет решена. Я о ней знаю, на первой встрече с жителями Сатки еще в 2019 году я пообещал это сделать, и мы это обязательно сделаем.

Что касается парка. Напомню историю этого парка. Этот проект участвовал в конкурсе малых городов, который Минстрой РФ проводит, и не выиграл. Но у нас есть практика, что те проекты, которые доходят до финала, даже если они не получают федеральную помощь, мы все равно реализуем, помогаем. Я таким образом мотивирую глав участвовать в конкурсе, это крайне важно, и решение о финансировании принято, и в этом году есть, и на следующий год оно в планах. Так что мы обязательно этот проект реализуем. Сатка – это тот муниципалитет, который очень активно занимается благоустройством. Помогает и градообразующее предприятие «Магнезит». Вообще, это один из лучших малых городов у нас в регионе, по тому, как он выглядит, какая там культурная среда. И мы, естественно, будем максимально содействовать реализации этого проекта.

Ведущий Константин Гришенков: Давайте вернемся к видеовопросам от жителей. С нами на связи Галина Гладких.

Галина Гладких (видеовопрос): Здравствуйте, уважаемый Алексей Леонидович! К Вам обращаются родители детей с генетическим заболеванием фенилкетонурия. У нас очень редкое заболевание, но тем не менее в нашей Челябинской области есть такие дети. Наши дети не могут употреблять обычную белковую пищу. За счет этого идет отравление мозга, и ребенок перестает быть совершенно здоровым, чтобы такого не было, наши дети пьют специальную аминокислотную смесь и кушают низкобелковые продукты. Низкобелковые продукты нам приходится заказывать самим. Несмотря на то, что мы получаем инвалидность, все наши деньги в основном уходят на еду, чтобы прокормить наших детей. Наша просьба в том, чтобы Вы нам помогли с выдачей этих продуктов. Есть постановление от 30 июля 1994 года №890, в нем говорится о том, что в каждой области государство берет на себя право выдавать эти продукты либо не выдавать. Ранее мы уже обращались с этим вопросом к уполномоченным по правам детей, ходили несколько раз, но дальше никуда это не ушло, то есть ни один губернатор до Вас, я думаю, даже не получал никакого нашего обращения. Оно либо оставалось у уполномоченных по делам ребенка, и они присылали нам потом отписки, что мы получаем аминокислотные смеси и больше нам не положено. Либо этот вопрос уходил в министерство здравоохранения, и также оттуда нам приходили отписки, что мы получаем аминокислотную смесь, все то же самое, и продукты нам не положены, и что аминокислотная смесь – это и есть те самые продукты. На самом деле это не так, и в постановлении прописано – выдача низкобелковых продуктов, безбелковых продуктов. Наши дети очень сильно в них нуждаются. Мы еще раз обращаемся и просим Вас нам в этом помочь. Продукты не дешевые. И нам хотя бы выдавать самое необходимое – это хлеб, мука, молоко, макароны и каши. Мы будем этому очень рады. Рассмотрите, пожалуйста, наше обращение. Будем Вам очень благодарны. Спасибо Вам большое. 

Губернатор Алексей Текслер: Галина, я знаю, что оказывается определенная помощь таким деткам, кстати, и взрослым: лекарства, лечебные смеси, выделяются средства на это. Но, как я понимаю, речь идет не о лечебных смесях, а именно о продуктах, и с этим возникают проблемы. Я эту тему записал. Обязательно разберусь с ней, видимо, те программы, которые в настоящий момент реализуются, по лекарствам, по смесям, их недостаточно, и есть потребность в дополнительной помощи. Обязательно решим эту проблему. Я ей займусь лично. 

Ведущая Анастасия Плотникова: Спасибо. С нами Ирина Поволоцкая, «Урал-Пресс-Информ». Пожалуйста, Ирина, Вам слово.

Ирина Поволоцкая, агентство «Урал-Пресс-Информ»: Добрый день, Алексей Леонидович! К нам в последнее время стали поступать вопросы, которые можно объединить в один: «Почему у нас в регионе уважают только водителей и не заботятся об обычных пешеходах?» По словам жителей, трассы, улицы и некоторые проезды в области более-менее убирают. А вот до тротуаров дело не доходит – там с осени до самой весны лишь грязный утоптанный снег, скользкие участки, буквально катки, буераки, по другому их не назвать. Пожилые люди, которые чаще всего ходят пешком, еле передвигаются по таким тротуарам, боясь лишний раз выходить из дома. «Сегодня если упадешь, то из-за ковида и к травматологу не попадешь, не осталось почти никого, всех забрали на борьбу с коронавирусом», – звонят они нам и жалуются на отсутствие узких специалистов в поликлиниках. Подскажите, кто у нас в муниципалитетах должен отвечать за нормальное состояние тротуаров и когда наконец-то они перестанут быть полосой препятствий? Может, нам чиновникам предложить почаще пешком ходить, они пару раз пройдут, и тогда тротуары начнут чистить. Спасибо.

Губернатор Алексей Текслер: Да, я с Вами согласен. Такая проблема существует, есть правила благоустройства, которое определяет совершенно четко ответственность. Если речь идет о проезжей части, то прилегающий к ней тротуар – это зона ответственности тех подрядчиков, которые занимаются уборкой проезжей части. А если речь идет о примыкающих подъездах к дворам, то зона ответственности управляющих компаний, и собираются определенные средства с собственников жилья, для того чтобы эта работа проводилась. Мы оказывали дополнительную финансовую помощь региону по упрощенности налогообложения, увеличивая норматив как раз для решения проблем в том числе благоустройства подхода, подъезда к школам, детским садам. Я такое поручение давал еще в прошлом году, поэтому с точки зрения того, кто несет ответственность, у меня вопросов нет.  Это вопрос организации работ, и я знаю, что в отдельных территориях эта работа организована (хорошо), а где-то организована плохо. Собственно, поэтому мы видим и слышим сейчас этот вопрос. По итогам нашей сегодняшней встречи еще раз с главами эту историю обсудим, чтобы организовать такой общественный контроль за работу в этом направлении. Вообще, весь следующий год давайте посвятим тому, что серьезно займемся тротуарами. Это важно. И чтобы в контрактах у подрядчиков, которые занимаются улицами, появилась ответственность и понимание, когда и как их чистить. И управляющие компании, которые несут ответственность за придомовую территорию, чтобы тоже обращали на это внимание. Это безусловный вопрос муниципального уровня управления и глав муниципалитетов, это их прямой функционал – организовать эту работу.  Более того, есть масса мест, где вообще нет тротуаров. В основном это в небольших и даже в районных центрах есть такая проблема. Причем речь даже не про частный сектор, есть и в Челябинске такая же проблема, в том же Першино,  и т.д. Эта проблема  существует. Я сейчас говорю про центральные улицы в районных населенных пунктах, где нет асфальта. Главам нужно обратить на это внимание. Тротуар – это безопасность, это важно. В планах на следующий год надо эту работу предусмотреть. Недавно я был в Магнитогорске, мы с главой говорили. Он отчитывался прямо по километрам – сколько километров новых тротуаров сделано, отремонтировано и т.д. В малых территориях поставим задачу и будем мониторить, не просто на словах, а определим базовую задачу, цифры. И будем контролировать исполнение этих задач.

Ведущая Анастасия Плотникова: Движемся дальше. Виктория Ваулина, «ФедералПресс». Ваш вопрос, пожалуйста.

Виктория Ваулина, агентство «ФедералПресс»: Начну с лирического отступления. Шла речь о командах «Металлург», «Трактор», в Копейске есть много любителей этого вида  спорта и любительских команд, которые занимаются хоккеем. Но, к сожалению, с прошлого года делать это на стадионе «Темп» хоккейной школы они не могут, потому что подрядчик не произвел там работу, следующий подрядчик сбежал, с третьим сейчас тоже проблемы. Вопрос на самом деле у меня про аукционы и их выполнение.  Выигрывает тот, кто предложил меньшую стоимость. В итоге у победителя нет ни сил, ни средств, чтобы доделывать какие-то проекты, допустим, ФАПы. То же самое происходит с объектами, которые в итоге остаются заброшенными. Что делать с аукционами и можно ли как-то повлиять на этот вопрос?

Губернатор Алексей Текслер: Вы правы, система не совершенна. Когда писался 44-й закон, это было достаточно давно, это федеральное законодательство, государство, выбирая между процедурой и вопросами, связанными с коррупцией, определило критерий цены как самый важный. Как раз в целях борьбы с коррупцией и установки самого простого критерия, по которому определяется тот или иной подрядчик. Абсолютно несовершенная система, это понятно. Мы это много обсуждали и на федеральном уровне. Это выбор между плохим и очень плохим. Здесь я согласен с тем, как звучит этот вопрос. Видимо, мы должны пройти определенный путь, для того чтобы был не критерий цены, а критерий качества объекта. Мы должны этим объектом гордиться. Конечно, есть проектно-сметная документация. Выходит подрядчик и сбрасывает цену. У нас есть такие случаи, когда вполовину могут сбросить цену. Понятно, что он за половину стоимости этот объект не сделает. Это будет что-то кривое и косое и так далее. Конечно, это несовершенная система. Хочется всеми объектами, что мы делаем в регионе, гордиться! Если это проект запускается, глава запускает, хочется приехать через десять лет и гордиться этим объектом. Не так, как с некоторыми нашими объектами, типа «Уральской молнии», гордиться хочется. Это вопрос правильный, государство движется в сторону того, что приоритет может быть отдан не только аукциону, где один критерий – цена, а конкурсу. Там уже более сложная система оценки, там не только вопрос цены учитывается, но и репутация, другие объекты, которые были реализованы, какие-то оценочные характеристики. Сейчас законодательство дрейфует в эту сторону, мне кажется, это правильно. Вопрос сроков и качества является важнейшим. Я думаю, мы к этому придем, и так у нас определенные достижения будут. Конечно, о коррупции мы сегодня уже говорили, если нет понятного, четкого мерила, а цена – это всегда мерило, там всегда есть возможность скинуть 5-10 %. Наверное, это реально, но когда вполовину падает по цене, конечно, вопросы возникают. Да, законодательство должно выметать такие моменты, реагировать и заново проводить конкурс.

Ведущий Константин Гришенков: К нам подключается Андрей Фролов, радиостанция «Бизнес ФМ».

Андрей Фролов, радиостанция «Бизнес ФМ»: Добрый день, Алексей Леонидович, вопрос о бюджете, о дефиците. Вы уже говорили: на следующий год 22,5 миллиарда рублей дефицит бюджета. Уже несколько банков открыли кредитные линии, они охотно дают деньги на покрытие дефицита. Накануне вы на Госсовете в разговоре с Мишустиным сказали, что было бы неплохо поднять лимит для регионов с 10 до 15%. В какие сроки  Вы собираетесь рассчитаться с долгами, если будут таковые? Возможен ли такой вариант: если совсем туго с деньгами будет, будут большие траты, мы услышим уже подзабытое слово секвестр, если не будет хватать денег на финансирование региональных программ?

Губернатор Алексей Текслер: Первое, что я хочу сказать, что Вы заблуждаетесь, что банки с удовольствием на наших условиях дают деньги – плюс 1% к ключевой ставке. Все хотят больше. Поэтому кредитные линии мы открыли, и мы их открыли в пределах нашей целевой задачи (ключевая ставка сейчас достаточно низкая, +1%), но основное заимствование мы будем делать за счет долгосрочных финансовых инструментов. Это облигации, которые мы объявили, у нас семилетние облигации – достаточно длительный срок. Сейчас первый кредит на 7 млрд рублей, если мы сможем рассчитаться раньше семи лет, мы это обязательно сделаем, но в целом это такой долгосрочный ресурс. Наша кредитная история и сегодняшнее состояние госдолга позволяют нам с оптимальными параметрами привлекать государственный долг, плюс в этом году мы получили бюджетный кредит в 5 млрд под 0,1% годовых – это дешевые деньги. Поэтому на все, что касается долговой нагрузки, мы внимательно смотрим, у нас минимальный государственный долг, и в таком режиме мы можем себе позволить, как минимум, год жить с таким большим дефицитом, а дальше будем смотреть за ситуацией. 2021 год крайне важный с точки зрения выполнения всех наших обязательств, мы пошли на это, чтобы сохранить динамику развития региона, всех социальных выплат и даже их индексировать. 

Ведущая Анастасия Плотникова: Спасибо, а у нас очередной вопрос от жителей, на этот раз Ленинского района Челябинска.

Житель Челябинска (видеовопрос): Уважаемый губернатор! Хорошо, что Вы занимаетесь эстетическим вопросом нашего города. Скверы, парки, каток – это очень замечательно. Но существует еще важная проблема нашего города – это ветхо-аварийное жилье в Ленинском районе, в шаговой доступности от  вокзала. Мы проживаем в доме по адресу: ул. Отечественная, 9. Дом ветхо-аварийный, 1936 года постройки. Рядом с нашим домом снесли здание, тоже ветхое. Руины от здания находятся рядом с нашим домом. Ничем не огороженная площадка. Наш дом выглядит вот таким образом. Все разрушается, нет фундамента. Из-за того, что снесли рядом стоящее здание, в квартирах пошли трещины по стенам. Это очень опасно для проживания. В любой момент возможно обрушение дома. Просим Вас обратить внимание на нашу проблему. Дом очень ветхий, много лет не занимались его ремонтом. С крыши висят куски шифера, которые могут тоже обрушиться в любой момент на головы посетителей. Просим Вас заняться нашим вопросом и помочь нам решить эту проблему, чтобы дом признали аварийным и нас расселили. Спасибо.

Губернатор Алексей Текслер: Проблема ветхого, аварийного жилья – одна из самых серьезных в регионе, я уже говорил, мы сейчас реализуем программу, и в течение ближайших полутора лет закроем ее. Это федеральная программа, когда жилье, признанное до 2017 года ветхо-аварийным, полностью будет расселено. Я по этому дому дам поручение разобраться, скорее всего, он не попал в эту программу, надо уточнить - признан ли он ветхо-аварийным или нет. После 2017 года дома, которые были признаны аварийными раньше, в обязательном порядке раньше должны расселяться, и эта очередность жестко контролируется, в том числе прокуратурой, чтобы не было злоупотреблений в этой части. Я дам поручение, обязательно с этим домом разберемся. Что касается руин (мы видели на видео), это одна из проблем: когда дом расселяют, его разрушают. Средства необходимы для того, чтобы сделать площадку, а в идеале сделать там сквер, озеленение. До этого  руки доходят позже, и это плохо. Но я  попрошу город обратить на это внимание.

Ведущий Константин Гришенков: Алексей Леонидович, у нас еще один вопрос от жителя, Романа Иткина, Троицкий район.

Житель Троицкого района Роман Иткин: Добрый день, меня зовут Роман. Я занимаюсь сельским хозяйством. Ни для кого не секрет, что в этом году была очень сильная засуха, и в связи с этим нам обещали некоторую поддержку от государства и правительства, для того чтобы помочь нам рассчитаться с кредитами, лизингами и т.д. В итоге получилось, что мы поля запахали, урожая совершенно никакого не собрали, и остались ни с чем. То есть всю обещанную поддержку, которую мы рассчитывали получить с лета, мы в итоге не получили. Хотелось бы узнать: есть ли надежда на то, что правительство нам как-то поможет в решении этого вопроса? Спасибо.

Губернатор Алексей Текслер: Действительно, в этом году была большая проблема для наших аграриев – 300 тысяч гектаров из двух миллионов, которые у нас под пашней, пострадали от засухи. Мы проинвентаризировали ситуацию, подготовили обращение в федеральный центр по оказанию помощи. Не получили эту помощь. Выделили собственные ресурсы, в первую очередь для животноводства, чтобы они обеспечили заготовку кормов. Засуха повлияла на корма, есть проблема у животноводческих комплексов в принципе пережить зиму, эту поддержку мы оказали. Все наши планы, которые были на этот год – а то три миллиарда рублей финансовой поддержки, все свои программы мы реализовали (и несвязанную поддержку, и субсидии). Но проблема в общем осталась, к сожалению, мы не смогли получить поддержку в связи с тем, что Федерация настаивает на страховании бизнеса, а у нас практически никто не пользуется (если говорить о растениеводстве, в животноводстве чуть побольше) этим инструментом.

Сегодня политика государстве связана с тем, что помогать надо тем, кто работает со страховыми компаниями, это, кстати, и вывод для министерства сельского хозяйства – посмотреть заново на то, как у нас все организовано, и стимулировать наши предприятия работать по страхованию своей деятельности, особенно когда говорим, что наш регион находится в зоне рискованного земледелия. Это важно. Я так понимаю, что это был представитель малого бизнеса в сельском хозяйстве, мы как раз сейчас наращиваем поддержку малого бизнеса, запускаем новые проекты – агростартапы, ряд других направлений поддержки малого бизнеса в сельском хозяйстве, и будем работу продолжать. Усилим также работу по участию в федеральных лизинговых программах. Сегодня много программ по покупке в лизинг оборудования, и мы помогаем нашим предприятиям участвовать в этих программах. Помимо прямой финансовой помощи, большая помощь оказывается в организационном плане, потому что это очень выгодные условия, платеж субсидируется, поэтому есть возможность на выгодных условиях приобрести в лизинг ту или иную технику. А конкретно заявителю – поручу министерству сельского хозяйства посмотреть, какая там реальная картина по этому предприятию.

Ведущий Константин Гришенков: Спасибо. Слово главному редактору издания «Челябинский обзор» Матвею Кондрашову. 

Матвей Кондрашов, интернет-издание «Челябинский обзор»: Алексей Леонидович, короткий вопрос: на Южный Урал начали поступать партии вакцин от ковида, намерены ли Вы подать пример населению и привиться? И еще один вопрос: в начале пресс-конференции вы объявили, что 31 декабря – выходной день. А надо его отрабатывать, как в некоторых регионах?

Губернатор Алексей Текслер: Нет, не надо отрабатывать, я категорически против. Вообще, вся эта история, в прошлом году, помните, многие объявляли, что 31 декабря – выходной, но надо за это какой-то день отработать. Это неправильно. Выходной – это выходной. Я объявил выходной,  и отрабатывать этот выходной не нужно. Я так воспринимаю вчерашние слова президента. 

Что касается прививки, я откровенно скажу, наши врачи меня просто уговаривают сделать прививку, но я по этическим соображения не могу этого сделать. У меня есть возможность сделать прививку не только в регионе, но я осознанно этого не делаю, я должен быть вместе со всеми. Сегодня мы прививаем только группы населения, которые находятся под риском. Я ни к врачам, ни к учителям, ни к полицейским не отношусь, поэтому получается, что я по блату сделаю эту прививку, я этого не хочу. Вот когда широкому кругу жителей начнем делать прививку, я обязательно подам пример, поставлю прививку, у меня такое желание есть. 

Ведущая Анастасия Плотникова: У нас минут 15 осталось в эфире. Последние три вопроса. Передаем слово руководителю Первого областного информагентства Сергею Блиновских.

Сергей Блиновских, Первое областное информагентство: Алексей Леонидович, добрый день! Вопрос про экономику. Падение металлургического производства из-за пандемии коронавируса продемонстрировало необходимость диверсификации экономики региона. Какие отрасли и крупные инвестпроекты Вы считаете самыми перспективными для реализации в наступающем 2021 году? 

Губернатор Алексей Текслер: Вопрос диверсификации экономики – это по-настоящему ключевой вопрос. У нас есть базовая экономика, это наше обрабатывающее производство, туда относится и добывающая, и горно-металлургическая, и машиностроение, и ряд других отраслей. Эти традиционные отрасли у нас половину экономики занимают в целом. Тем не менее все проекты, реализация которых сегодня есть, достаточно инновационные, достаточно финансово емкие. У нас даже металлургия, если мы говорим о ней, это не просто металлургия с чушками, которые куда-то отправляются и делаются готовые изделия. Ничего подобного, все наши металлургические предприятия диверсифицированы до выпуска готовой продукции с высокой добавленной стоимостью. К примеру, та же Магнитка выпускает металл и закрывает потребность всего нашего машиностроения. Это уникальный металлический лист, и это продукт, который уже отправляется за границу, из нашего металла делаются автомобили. Это продукт с высокой добавленной стоимостью. У нас делаются рельсы современные, которые используются для строительства высокоскоростных магистралей. Это не просто металл выплавил и всё, это продукция, которая используется для дальнейших отраслей и сфер и является современной абсолютно. Об этом нельзя забывать, но этого недостаточно.

Если мы говорим о рывке экономическом, то мы должны в первую очередь обратить внимание на малый и средний бизнес, там колоссальный ресурс, колоссальный потенциал, большее количество рабочих мест должно создаваться там. Если мы говорим о будущем, это новое, уникальное, современное производство: робототехника, IT, современное приборостроение, программирование, всё, что связано с софтом, да и вопрос с  хардом для нас крайне важен. У нас радиозавод «Полет» делает уникальное оборудование, не только классическое для аэропортов, но и для того, чтобы наши города становились умнее. «Умный город» – это система, которая позволяет повышать эффективность во всех сферах жизни города. Это чистая диверсификация. Можно привести массу примеров. Я недавно был на Челябинском кузнечно-прессовом заводе, кажется, классическое предприятие, но там открыли производство роботов, причем современных промышленных роботов, эти роботы востребованы по всей стране. Мы начинаем это производство, имея собственный рынок, и будем расширять его. Это крайне важно, это такие новые, современные производства, они должны появляться. Они смогут нам дать возможность двигаться в экономическом плане более интенсивно, не забывая и наши традиционные сферы, тем более, там применяются уникальные, в том числе современные технологии в теме искусственного интеллекта.

Есть тема IT, кибербезопасности. У нас прекрасная математическая школа, в принципе база. Мы один из ведущих регионов по школьным олимпиадам. У нас есть потенциал, человеческий потенциал, он должен работать и развиваться на нашей территории – в этом стоит стратегическая задача и моя как губернатора и в целом власти. Образование, создание новых производств, современных, высокопроизводительных, а значит, высокооплачиваемых рабочих мест. Естественно, вокруг этого строится городская среда современная, чтобы жители хотели жить именно здесь, а не уезжать куда-то, зарплата все не решит. Вот задачи, которые перед нами стоят в настоящий момент.

Ведущий Константин Гришенков: Челябинское бюро «Царьграда» с нами, Инна Кумейко. Мы вас не слышим.

Ведущая Анастасия Плотникова: Продолжим, на очереди вопрос от «Интерфакса». Обращается к вам Алла Лупова.

Алла Лупова, агентство «Интерфакс»: Добрый день, Алексей Леонидович! Вы уже частично на наш вопрос ответили, говоря о том, какие меры принимались в период пандемии. Я хочу его немного перевести в личную плоскость. Поделитесь, каково это руководить регионом в таких экстремальных ситуациях? Лично для себя чему Вы научились? Какие открытия для себя сделали? И чего ждете от будущего года?

Губернатор Алексей Текслер: Год безумно интересный, вообще, мне нравится жить и работать в непростых ситуациях. Мобилизация меня настраивает на более интенсивную работу. Если говорить про ковидную работу, то, когда только все начиналось, мы каждый день собираемся, обсуждаем решения, принимаем какие-то решения. Очень было заметно: кто-то вовлекается, и вовлекается быстро и сразу, а кто-то (всегда был хорошего мнения об этом человеке) просто теряется, теряется в обстановке. Конечно, такой вот управленческий стресс позволил обратить внимание на ту команду, что есть вокруг. С точки зрения управления это полезное время. Я лично переживаю каждую историю, каждую проблему, стараюсь себя настроить и своих коллег, для того чтобы не расслаблялись, чтобы не откладывали на завтра то, что можно сделать сегодня. Тот, кто этот вызов воспринимает, кто эффективно и активно на него реагирует, с тем готов идти, что называется, в разведку, в бой и в дальнейшем решать проблемы. Для меня это интересное время, трудное, но интересное. Надеюсь, когда это всё закончится, мы сможем поговорить более откровенно о том, как мы это всё переживали, потому что процесс еще продолжается. В первую очередь оценивать, конечно, должны наши жители. Моя личная оценка – что мы движемся достаточно разумно в этой ситуации, не без проблем, не без сбоев, но тут важна реакция на эти сбои. И важно, чтобы мы постоянно совершенствовали свою работу. Я думаю, что нам удается это делать. Опять же лучше оценивать чуть позже, наши жители нас оценят.

Ведущий Константин Гришенков: Время нашей пресс-конференции подходит к концу. Алексей Леонидович, знаю, что совсем скоро Вам нужно быть на открытии чемпионата России по фигурному катанию, и все же спрошу: хотите ли Вы что-то добавить?

Губернатор Алексей Текслер: Я хотел бы закончить ровно теми идеями, с которых я начал. Да, год непростой, год сложный, но мы его прожили все вместе. Я считаю, что у нас произошла определенная консолидация общества. Мы все вместе решаем те проблемы, которые накопились, но пандемия никуда не делась, она остается, и я всех очень прошу быть максимально осторожными и внимательными к себе, к своим близким. Мы поборем пандемию, но нужно продолжать соблюдать все требования и правила, ни в коем случае не расслабляться. Наша медицина мобилизована. Решения, которые мы принимаем по ограничениям, продолжают действовать, всё, как всегда, зависит лично от нас. Я всех прошу провести новогодние праздники в семейном формате, быть рядом друг с другом, помогать друг другу. Мы организовали волонтерское движение, чтобы помогать в первую очередь медикам, тем, кто нуждается. У нас будут работать все социальные, коммунальные структуры. Тем не менее самое важное – это заботиться о себе, о своих близких. Желаю всем здоровья в наступающем новом году и уверен, что следующий год будет лучше этого.

Ведущий Константин Гришенков: Спасибо большое, Алексей Леонидович, на этом наше время подходит к концу.

Ведущая Анастасия Плотникова: С наступающими праздниками, и до встречи!
 

 

Разместить в своём блоге
Разместите эту новость в своем блоге, скопируйте этот код и поместите на свою страничку.